Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Орехов Леонид Станиславович, адвокат (Адвокатская контора №21 НОКА).
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №02-2019

На сегодняшний день прекращение уголовного дела, возбужденного по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ в связи с примирением с потерпевшей, скорее всего исключение, нежели какое-то правило.
Несмотря на то, что содержание статей Уголовно-процессуального и уголовного кодексов довольно подробно регламентируют порядок применения данной процедуры, решения органов предварительного расследования и судов не всегда соответствуют закону.
Следствие и суды крайне неохотно применяют положения ст. 76 УК РФ по данной категории уголовных дел, ссылаясь как на мнимое соблюдение баланса интересов потерпевших и лиц привлекаемых к уголовной ответственности, так и на недопущение формирования порочной практики освобождения виновных от наказания.
Сформировавшееся мнение органов предварительного следствия и позиция многих судов сводится к тому, что смерть человека не позволит принять решение о прекращении уголовного дела, поскольку данный ущерб невозможно возместить.
Указанную позицию крайне сложно преодолеть и довести до суда или следствия свои доводы о том, что привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего неумышленное преступление, при наличии всех оснований для прекращения уголовного преследования, не будет соответствовать принципу восстановления социальной справедливости, не будет служить целям исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, а наоборот, будет нарушать права не только подсудимого (обвиняемого), но и самого потерпевшего, который не желает привлекать к уголовной ответственности виновное лицо.
Полагаю, что в каждом конкретном случае необходимо крайне взвешенно подходить к разрешению данного вопроса. Тщательно исследовать все обстоятельства дела, выяснять добровольность заявленного ходатайства потерпевшего об освобождении подсудимого (обвиняемого) от наказания и в случае подтверждения готовности потерпевшего разрешить дело миром доводить свою позицию до суда.
Так, в жизни одной Нижегородской семьи произошла трагедия.
В Новогодние праздники 2016 г. молодая супружеская пара решили навестить своих родственников, которые проживали в г. Городец Нижегородской области.
Рано утром они выехали из г. Н. Новгорода на своем автомобиле и направились к родителям. За рулем автомобиля была И., муж сидел рядом на пассажирском сиденье. На подъезде к г. Городец автомобиль занесло. Поскольку дорога была заснеженная, автомобиль стал неуправляемым, его закрутило и выбросило на обочину, прямо на дерево. Случилось дорожно транспортное происшествие.
Водители проезжающих мимо автомобилей сразу же поспешили на помощь пострадавшим. Однако смогли помочь только И. Ее супруга не смогли спасти даже приехавшие медики, от травм, полученных в момент дорожно транспортного происшествия он скончался на месте.
Вот такая трагедия произошла в одной Нижегородской семье. И может быть эта история и осталась бы незамеченной, если бы ни одно «но».
По факту случившегося ДТП органами предварительного расследования было возбужденно уголовное дело по ст. 264 ч. 3 УК РФ. Следствие «ввело» И. в статус «обвиняемой, а ее свекровь была признана потерпевшей. Затем ознакомление с материалами уголовного дела, и вот И. уже сидит на скамье подсудимых в Городецком городском суде Нижегородской области, а ее свекровь, вынуждена обвинять свою невестку в гибели сына.
Казалось бы, сколько подобных историй случалось, и скольких привлекали к уголовной ответственности. Но это не тот случай.
В ходе судебного следствия потерпевшая заявила, что искренне не понимает, почему ее невестку привлекают к уголовной ответственности, пояснила, что не будет поддерживать обвинение, несмотря на то, что по данному уголовному делу признана потерпевшей. Считает, что И. также пострадала, ведь она потеряла мужа. Никаких претензий на момент рассмотрений дела в суде к И. не имеет, причинённый вред полностью возмещен и заглажен. Попросила суд уголовное дело прекратить за примирением.
Подсудимая И. также заявляла о прекращении уголовного дела в связи с примирением.
Рассмотрев заявленное ходатайство, суд посчитал, что только заявления потерпевшей о прекращении уголовного преследования в связи с примирением при отсутствии в материалах уголовного дела иных фактов, свидетельствующих о возмещении ущерба, со стороны обвиняемой, и принятия иных, всевозможных мер по заглаживанию ущерба, не дает оснований суду освободить подсудимую от наказания. В удовлетворении заявленного ходатайства было отказано, а по делу вынесен обвинительный приговор.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, стороной защиты была направлена апелляционная жалоба в судебную коллегию по уголовным делам. В жалобе указывалось, что непрекращение уголовного дела судом в связи с примирением с потерпевшим, при соблюдении всех условий предусмотренных уголовным законодательством, является существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора, поскольку было нарушено права не только подсудимой, но и права потерпевшей которой суд не дал возможность примириться.
Нижегородский областной суд не разделил позицию стороны защиты, мотивируя это тем, что преступление, предусмотренное
ч. 3 ст. 264 УК РФ, в совершении которого обвинялась И., повлекло по неосторожности смерть человека. Смерть человека является необратимым последствием, а полное заглаживание вреда при наличии данного факта объективно не возможно. В связи со смертью сына потерпевшей по делу признана его мать – В., которая лишилась как самого близкого и родного человека, так и потенциальной моральной и материальной поддержки с его стороны. При таком положении дела, прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении И. нельзя. Решение Городецкого городского суда Нижегородской области оставили без изменений.
В дальнейшем, в Президиум Нижегородского областного суда была направлена кассационная жалоба. Однако, судья не усмотрел существенных процессуальных нарушений и отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в суд кассационной инстанции.
В кулуарах многие призывали И. согласиться с приговором, ведь все состоявшиеся решения, по данному уголовному делу, согласовывались с формировавшейся судебной практикой не только в Нижегородской области, но и по все стране в целом, что в результате преступления наступила смерть человека и что данное обстоятельство не позволит принять решение о прекращении уголовного дела, поскольку данный ущерб невозможно возместить.
Тем не менее, защита посчитала, что это не является основанием для того, тобы оставить попытки добиться законного решения, ведь утверждения со стороны обвинения о невозможности примирения с потерпевшим и о невозможности прекращения уголовного дела по которому наступила смерть человека, противоречили как нормам уголовного законодательства, так и разъяснениям пленума Верховного суда Российской Федерации.
Так, в соответствии с п.п. 9,10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», в соответствии со статьей 76 УК РФ освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно при выполнении двух условий: примирения лица, совершившего преступление, с потерпевшим и заглаживания причиненного ему вреда. Под заглаживанием вреда для целей статьи 76 УК РФ следует понимать возмещение ущерба, а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего. Способы заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц, размер возмещения вреда определяется именно потерпевшим.
Стороне защиты ничего больше не оставалось, как обратиться в Верховный Суд Российской Федерации с повторной кассационной жалобой, в которой был поставлен вопрос об отмене обвинительного приговора и о прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.
Доводы кассационной жалобы сводились к тому, что у суда имелись все основания прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении И., что ссылки судов на право, а не обязанность применять к осужденным положения ст. 76 УК РФ, не могут быть признаны основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела, поскольку предоставление суду правомочий принимать решение об освобождении от уголовной ответственности в соответствии со ст. 76 УК РФ по своему усмотрению предполагает вынесение судом решения, соответствующего требованиям закона, обоснованности и справедливости. Состоявшиеся решения таковыми не были.
Поступившая в Верховный суд кассационная жалоба была рассмотрена судьей Верховного Суд РФ единолично. По результатам рассмотрения жалобы, уголовное дело было направлено на рассмотрение в Президиум Нижегородского областного суда. В последующем Президиум Нижегородского областного суда все состоявшиеся решения по уголовному делу отменил, дело направил в Городецкий городской суд Нижегородской области на новое рассмотрение.
По результатам повторного рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции на стадии предварительного слушания судом было удовлетворено заявленное ходатайство о прекращении уголовного дела, а подсудимая И. освобождена от наказания.
По своему опыту знаю: судебная система работает, и защищает она не только лиц потерпевших от преступлений, но и соблюдает права тех, кто подвергается уголовному преследованию. Все зависит от Вас дорогие коллеги! Ставьте перед собой цели и ни в коем случае не сворачивайте с намеченного пути, не опускайте руки и используйте весь спектр имеющихся возможностей.