Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Красильникова Марина Ивановна, адвокат (Адвокатский кабинет Красильниковой М.И.)
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №09-2018

 

4 июля 2018 года в «Российской газете» было официально опубликовано Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 года №26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции».

Изучив позицию Верховного суда, представляется, что основной целью данного Постановления является общее усиление ответственности перевозчиков и экспедиторов за доставку и сохранность грузов, своевременность исполнения заказов, распределение бремени доказывания по указанным спорам и разъяснения о сроках исковой давности, обеспечение единства применения практики судами, а также выделение основных признаков, определяющих договор перевозки.
Так Пленум выделил два ключевых признака «Договора перевозки груза», имеющие практическое значение, в том числе при рассмотрении споров в судах - первый – транспортировка, то есть перемещение
в пространстве объекта; второй – обеспечение сохранности перемещаемого объекта, указав при этом, что «...если основанная обязанность должника состоит не в сохранной транспортировке груза, к данному договору не могут применяться положения ГК РФ
и Устава о перевозке груза...». Так же Верховный суд напомнил, что сокращенные сроки исковой давности не могут применяться
к договорам, при исполнении которых хоть и используется транспортное средство, но по сути не требуется перемещение груза с обязательным соблюдением элемента охраны – таких например как договор на утилизацию твердых бытовых отходов.
В указанном Пленуме высшая судебная инстанция дала достаточно детальные разъяснения, позволяющие сторонам представлять более широкую доказательственную базу, применив подход, используемый
в международной практике – указав, что «отсутствие, неправильность или утрата транспортной накладной (проездного билета или багажной квитанции) сами по себе не являются основанием для признания договора перевозки груза незаключенным или недействительным. В этом случае наличие между сторонами договорных отношений может подтверждаться иными доказательствами..».
В тоже время судом даны разъяснения, что указание в транспортных накладных сведений о характеристиках и свойствах груза, таких как сведения об опасности, о необходимости соблюдения особых условий перевозки, о массе груза, что является распространенной причиной привлечения перевозчика к административной ответственности; не является обязанностью перевозчика и дает возможность последним взыскивать причиненные убытки с грузоотправителя – экспедитора/клиента.
Зачастую самым спорным моментом между сторонами по договору перевозки является вопрос о возмещении убытков, причиненных повреждением груза. Ответ на длительные споры между сторонами также довольно полно нашелся в Пленуме Верховного суда. По общему правилу в договоре перевозки ответственность за надлежащее упаковывание и затаривание груза в общем случае несет грузоотправитель, за исключением случаев, когда перевозчик принял на себя обязанность упаковать груз; либо если в момент принятия груза недостатки упаковки были явными, либо известны перевозчику исходя из информации, предоставленной грузоотправителем, но перевозчик не сделал соответствующих оговорок в транспортной накладной. Также суд определил, что в данном случае, бремя доказывания того, что груз утрачен или поврежден вследствие ненадлежащей упаковки, возложено на перевозчика.
В случае же, когда был заключен договор транспортной экспедиции, в обязанность экспедитора входит проверить качество упаковывания и подготовки груза к перевозке независимо от того, кто подготавливал груз к перевозке, в связи, с чем на экспедиторе лежит риск утраты.
Суд подтвердил обязанность перевозчика по возмещению убытков своему контрагенту причиненных ненадлежащим исполнением обязательств в виде просрочки доставки груза. Более того, Пленум указал, что перевозчик уплачивает грузополучателю «...штраф за просрочку доставки груза в размере девяти процентов провозной платы за каждые сутки просрочки, если иное не установлено договором перевозки груза. Общая сумма штрафа за просрочку доставки груза не может превышать размер провозной платы. Данная неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, что перевозчик возместил убытки, причиненные просрочкой доставки груза, контрагенту по договору перевозки».
В действующем законодательстве в нормах ГК РФ и ФЗ
«О транспортно-экспедиционной деятельности» имелись противоречия в части ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение груза. В принятом Постановлении устранены имеющиеся противоречия путем выделения экспедитора-агента и экспедитора – договорного перевозчика. В зависимости от обязательств, принятых экспедитором на себя по заключенному договору, будет определяться его классификация и размер его ответственности. За утрату, недостачу, повреждение груза отвечает экспедитор-договорный перевозчик, который признается таковым в случаях, если он осуществлял перевозку своими собственными транспортными средствами, выписал свой транспортный документ, например, экспедиторскую расписку, или иным образом выразил намерение гарантировать сохранную доставку груза, в том числе принял на себя ручательство за исполнение договора перевозки, в то время как на экспедитора – агента такая ответственность возложена быть не может.
Разрешена судьба лиц, обладающих правом на предъявление к перевозчикам требований. Право на предъявление к перевозчикам требований, связанных с осуществлением перевозок груза, имеют лица, заключившие договоры перевозки, грузополучатели, а также страховщики, выплатившие страховое возмещение в связи с ненадлежащим исполнением перевозчиками своих обязательств по перевозкам грузов.
При этом Верховный суд указал, что «…право клиента на предъявление иска к перевозчику не исключает возможности предъявления иска о возмещении реального ущерба, причиненного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, к экспедитору, если по условиям договора он также обязался обеспечить сохранную транспортировку груза перед клиентом. В целях исключения неосновательного обогащения клиента к обязательствам перевозчика и экспедитора подлежат применению нормы о солидарных обязательствах распределения».
Суд обратил внимание перевозчиков на то, что не стоит игнорировать претензию контрагента, даже если она не соответствовала требованиям, предусмотренным законодательством. В случае если перевозчик не ответил на претензию в установленный срок, перевозчик может ссылаться на то, что претензия не соответствовала требованиям, предусмотренным законодательством, в частности к ней не были приложены необходимые документы, а следовательно, истцом не соблюден обязательный претензионный порядок.
Суд напомнил сторонам, что срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки, в том числе при предъявлении перевозчиком требований о возмещении ущерба к пассажиру, составляет один год. В случае, если стороны прибегли к претензионному порядку разрешения спора, предусмотренному частями 1, 2 статьи 39 Устава или пунктом 5 статьи 12 Закона о транспортной экспедиции, по требованиям к перевозчику или экспедитору, вытекающим из договора перевозки груза или транспортной экспедиции, в силу пункта 3 статьи 202 ГК РФ исковая давность приостанавливается на срок соблюдения этого порядка.
Постановление Пленума, посвященное отдельному виду Договора, является очень подробным и содержит важные разъяснения относительно практического применения законодательных норм по ряду вопросов, а также их толкования при рассмотрении споров в судах и возможности предоставления сторонами исчерпывающих доказательств.