Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25

Юристы в постюридическую эпоху


мнение

26.03.2018

Источник Коммерсант.ru


Юристы — люди тщеславные, любящие быть в центре внимания и считать (как им кажется — справедливо), что от них многое зависит. Но факты свидетельствуют, что роль юристов в России уменьшается, значение права падает, возможности для профессионального роста сжимаются. На смену правоведам приходят правильные связи, качественный PR и тонко организованный GR. Юристам все чаще отводится роль статистов, оформителей договоренностей, выработанных без их участия и все чаще даже без оглядки на их мнение. Почему так вышло и что дальше?

Александр Московкин, журналист, медиатехнолог
Управляющий партнер крупной российской юрфирмы недавно пожаловался мне, что уже год-два живет с ощущением кризиса, но кризиса какого-то странного: "Знаешь, вроде все хорошо: есть работа, выручка не проседает, но день ото дня все сильнее грызет мысль, что моя профессия никому не нужна, а я занимаюсь не тем и не так". Он не одинок в этом мнении: подобные мысли часто приходится слышать как от консультантов, так и от корпоративных юристов.

Характерно, что экспаты, работающие в России и чувствующие дух эпохи не так остро в силу психологических (разница менталитета и невосприимчивость к местным особенностям) и экономических (большая вовлеченность в глобальную экономику и меньшая зацикленность на российских реалиях) причин, подобными сомнениями не мучаются. Это не дает возможности списать происходящее исключительно на личностный или профессиональный кризис моих собеседников.

Имеет ли их скепсис основания? На мой взгляд, да. Слишком долго российские юристы жили в своем мире, убежденные в собственной избранности и незаменимости. В эпоху подъема экономики и экспансии российского бизнеса быстро росли самые интересные и высокоинтеллектуальные юридические практики, связанные в том числе с международными делами. В воздухе витало ощущение, что все лучшее, интересное, важное впереди. Наконец — это, наверное, самое главное — юристы увидели, как они востребованы и нужны бизнесу и власти, как они вышли на первые роли и даже стали определять, что и как будет происходить завтра.

Несколько лет назад все закончилось. Наступили тяжелые времена, юридический либерализм был свернут, связи с зарубежными (прежде всего западными) инвесторами истончились, и взлет юридических практик, глубинный смысл которых развитие бизнеса, сменился подъемом направлений, отвечающих за его консервацию, оптимизацию, реструктуризацию (то есть за все что угодно, но только не за развитие). Не то чтобы юридической работы стало глобально меньше — она просто стала другой: не такой интересной, не нацеленной на позитив, на перспективу, на развитие.

Юристы из людей, определяющих контуры экономических прорывов, превратились в статистов, просто фиксирующих спад, стагнацию и социальную энтропию. Они утратили влияние на бизнес-лидеров и власть, превратившись из тех, кто функционально и даже экзистенционально стоял на равных с недавними заказчиками, в обслуживающий персонал. Как с горечью сказал мне один крупный юрист, "прежде мы были финансовыми директорами, даже больше, а сейчас наше место возле тетушек в бухгалтерии".

Большая часть юридического сообщества весьма болезненно переживает такой кульбит, однако публично предпочитает не признавать свершившегося факта. Да и есть ли смысл в показательном самобичевании? Юристы — часть экономики, часть сложившейся в стране системы управления, влияние юрсообщества на которые уменьшилось драматически.

Последние знаковые дела с участием крупных олигархов и чиновников ясно показывают, что роль юристов незначительна не только с точки зрения выработки, но и правового обоснования вынесенных решений или хода разбирательств: даже сами фигуранты чаще всего не пытаются создать видимость того, что значение юристов для них по-настоящему велико. Иначе как объяснить их вопиющую юридическую безграмотность или невообразимые для правового общества поступки? Причем не только тогда, когда свершившееся уже стало предметом судебного или внесудебного разбирательства и достоянием гласности, но и главным образом до этого момента?

Объяснение одно: никто из "элиты" не испытывает иллюзий по поводу роли юристов в современном обществе. Они знают, что по-настоящему серьезные вопросы обычно решаются за закрытыми дверями, путем закулисных переговоров, где самую важную роль играют аргументы не совсем юридического свойства. И чтобы иметь вес в подобных дискуссиях, нужно не знание ГК или судебной практики, а несколько другие навыки и стартовые возможности.

Разумеется, многих отраслей права это не касается: регистраторы ООО, цивилисты, корпоративщики средней руки могут не переживать. Но если ты глубоко погружаешься в корпоративное право или отраслевое регулирование (например, телеком или фарму — сложно отказаться от этих примеров в контексте последних законодательных новаций), то видишь, как границы возможного проступают вполне отчетливо. Явно ничего не запрещено, но сама жизнь расставляет все по местам, и место юристов в складывающейся иерархии все меньше устраивает тех из них, кто думает чуть дальше, чем о конце сегодняшнего дня.

Более широкие слои общества тоже не особенно тепло относятся к юристам. В силу своих профессиональных обязанностей я наблюдаю это ежедневно. Средний гражданин обращается к юристу нехотя, как будто от безысходности, когда неформальные способы решить возникшую проблему исчерпаны. Уважение к юридической профессии, ее вес не только утрачены в верхних общественных стратах — они разъедаются снизу.

Интересно, что благие инициативы юридического сообщества и "хождение юристов в народ" не меняют ситуацию кардинально: общество словно чувствует растерянность и разобщенность, царящие внутри профессии, и отвечает недоверием, а часто и неприятием.

Можно ли как-то разорвать порочный круг и вдохнуть жизнь в de jure почетную и важную (чего стоят только конкурсы на юридические факультеты!), а de facto все более лишающуюся веса и общественного авторитета профессию? Если не строить воздушных замков и не давать неисполнимых рецептов, то есть лишь один вариант — грамотное регулирование. В руках юридического сообщества попросту нет других инструментов. Однако для того, чтобы регулирование сложилось, нужно забыть склоки (а некоторые из них таковы, что, по выражению одного античного писателя, "вороны, пролетающие над спорящими, падают замертво"), признать неприятную реальность, описанную выше, и глубокий кризис профессии, после чего засесть за ее радикальную перестройку, оставив в стороне разногласия и борьбу ego.

Не так важно, какой именно орган станет системообразующим в подготовке концепции регулирования. Главное, что нужно понять: в формировании его принципов должно принять участие все юридическое сообщество, а действовать придется радикально, начав с самых основ профессии. Профессии, грозящей превратиться в условное объединение разрозненных, терзаемых мучениями о своем предназначении и своей роли индивидов.