Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
 

Интервью с адвокатом адвокатской конторы № 3 Нижегородской областной коллегии адвокатов Константином Косолаповым
Адвокатуре он отдал хотя и не  всю жизнь, но два десятка лет – срок, заслуживающий уважения. Долгое время Константин Федорович был членом президиума крупнейшей в регионе коллегии адвокатов, заведующим одной из специализированных юридических консультаций, созданных в начале 90-х годов для юридического сопровождения бизнеса. О его пути в адвокатуру – это интервью.
Константин Федорович Косолапов родился 18 сентября 1954 года. В 1976г. закончил Горьковский государственный педагогический институт иностранных языков (немецкий, английский языки). В 1977-79 годах проходил службу в Вооруженных Силах СССР в качестве референта-переводчика. С 1979 по 1989 год проходил службу в милиции. Получил второе высшее образование в ВЮЗИ.
В 1990-91годах проходил стажировку  в Горьковской областной коллегии адвокатов. В 1991 году принят в члены Нижегородской областной коллегии адвокатов и направлен на работу в специализированную юридическую консультацию №9. С 1993 по 2009 год  являлся заведующим этой консультации. С января 2009 года и по настоящее время является адвокатом адвокатской конторы №3 НОКА.
Неоднократно (в 1995, 1998 и 2001 годах) избирался членом президиума НОКА, участвуя в ревизионной работе президиума,  а также занимаясь профессиональной  учебой молодых адвокатов и организацией работы квалификационой комиссии коллегии адвокатов. Сочетал адвокатсую деятельность с преподавательской работой. Награжден почетными грамотами Федерального союза адвокатов и Палаты адвокатов Нижегородской области.

- Константин Федорович, в октябре исполняется 20 лет с того момента как Вы стали стажером адвоката. Каким был Ваш путь в адвокатскую профессию?

– Честно говоря, я даже не думал быть адвокатом, но юристом хотел быть еще со школы. Мне очень нравилась детективная литература, и я хотел стать следователем. В 1971 году после окончания Бутурлинской средней школы я  написал письма в Саратовский юридический институт и на юридический факультет Казанского университета (тогда в Горьком еще  не было своего юридического вуза с дневной формой обучения). Мне ответили, что для поступления надо иметь два года трудового стажа либо пройти службу в армии. Я не подходил под эти критерии, поэтому в 1971 году поступил в Горьковский государственный педагогический институт иностранных языков на факультет немецкого языка, который закончил в 1976 году. Потом служил военным переводчиком в армии, а демобилизовавшись в 1979 году, пошел на работу в милицию. Там мне долго не давали возможности получить юридическое образование (считали, что одного высшего достаточно). И только в 1985 году мне удалось поступить в ВЮЗИ. В 1990 году я его закончил.

– Стало быть, с адвокатами Вы сталкивались по роду службы?


– На службе мне с адвокатами сталкиваться не приходилось – я работал в уголовном розыске.  Занимался оперативной работой, к следствию отношения не имел. Но после окончания ВЮЗИ я обратился к своему другу В.А.Ермохину (сейчас он является заведующим адвокатской конторой №3 НОКА). Я знал его еще тогда, когда он был старшим следователем по особо важным делам областной прокуратуры. Я спросил,  как бы мне устроиться на работу по юридической специальности.  А он ответил: «Иди к нам, в коллегию адвокатов». Я так и сделал – 30 октября меня приняли  в Горьковскую областную коллегию адвокатов стажером. А 16 апреля 1991 года получил статус адвоката и был направлен на работу в специализированную консультацию №9, которую потом и возглавил.

– Какими оказались первые впечатления от этой профессии?


–Я не знал специфики этой работы, но когда я втянулся в нее, понял, что это интереснейшая профессия. Работа мне сразу понравилась. Это творческая, независимая профессия, никто на тебя не «давит». Конечно, мы должны выполнять волю клиентов, но при этом дело адвокат готовит сам, многое зависит именно от творческого начала, способностей  конкретного адвоката.

–Что Вам нравится, а что не нравится в адвокатуре? Особенно в настоящее время?


– Сама профессия мне очень нравится. Не нравится закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» в части норм, регулирующих подготовку стажеров. На мой взгляд, сегодня стажеры и помощники, проходя обучение, лишь наблюдают за работой  адвокатов, а не учатся быть адвокатами. У них нет никакой самостоятельности. Когда мы проходили стажировку, после защиты второго реферата нам уже поручали вести гражданские и уголовные дела. Нас даже пускали по нашему удостоверению стажера в СИЗО! Будучи стажером я ходил в суд знакомиться с материалами дела, готовил проекты процессуальных документов, защитительную речь, присутствовал в судебном заседании. После завершения процесса –  знакомился протоколом судебного заседания, готовил проект кассационной жалобы. Мне кажется, это должно остаться: стажеры должны не только наблюдать за работой адвокатов, слушать лекции, но и иметь возможность работать самостоятельно.

–Вы окончили институт иностранных языков, это как-то проявилось в Вашей адвокатской деятельности?


Конечно, это дало общие знания, эрудицию, но, к сожалению, с иностранцами работать приходилось крайне редко.  Мечта о том, что в город приедет много иностранцев и надо будет осуществлять их правовое обслуживание, которую лелеяли тогда многие, пока не оправдалась.
– Не могли бы Вы назвать имена адвокатов, которые были Вашими наставниками, которые Вам в наибольшей степени запомнились?
У меня самые теплые воспоминания о юридической консультации Советского района, в которой я проходил стажировку (ныне - адвокатская контора Советского района – прим.ред). В то время (я надеюсь, что и сейчас) там был замечательный опытный коллектив. Непосредственным моим руководителем был П.И.Коминар. Среди наиболее ярких личностей могу назвать Галину Викторовну Антонову (к сожалению, ныне покойную),  Галину Александровну Трифонову. Атмосфера была очень хорошая, и до сих пор с адвокатами, которые работали в то время в той консультации, мы встречаемся как родные.

– Можете ли Вы рассказать об одном из первых дел, которое Вам наиболее памятно?

– Это было в 1992 году. Судили гражданина за  приобретение и хранение огнестрельного оружия.  Мой доверитель добровольно выдал оружие, но  милиция не оформила это документально. Дело слушалось в выездном  заседании в сельском клубе (в Вачском районе). Прокурор просит назначить наказание в виде 1 года лишения свободы условно. Я говорю «Так как он добровольно сдал оружие, сведения об этом в деле имеются, прошу оправдать его». В реплике прокурор  говорит: «У нас возникло сомнение в виновности подсудимого», и просит возобновить судебное следствие.  Следствие возобновили на следующем заседании, которое состоялось уже в понедельник. В том судебном заседании прокурор говорит, что мой подзащитный невиновен. Вот так: в пятницу был виновен, а в понедельник уже невиновен. Бороться надо всегда до конца в любом деле, даже если оно кажется безнадежным...

Мы поблагодарили его за интервью. Константин Федорович помолчал и добавил: «У меня есть пожелание к коллегии: 30 октября будет двадцать лет, как я знаю Н.Д. Рогачева. Я бы хотел, чтобы он как можно дольше руководил коллегией. Я хочу, чтобы коллегия и палата оставались в таком виде, в каком существуют сейчас. Иначе все это может разрушиться...»

И.Прудовский, А.Королев