Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Тимофеев Олег Валерьевич, Адвокатская контора №36 "Тимофеев Черепнов" НОКА
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №03-2021

 

 

23 февраля 2021 года адвокату Нижегородской областной коллегии адвокатов Олегу Тимофееву исполнилось 50 лет. Мы поговорили с Олегом Валерьевичем о том, как происходила трансформация его профессионального сознания и почему он все-таки пришел в адвокатуру после 25 лет юридической практики в сфере бизнес-консалтинга.

 

- Почему Вы решили уйти в адвокатуру?

 - Вся профессиональная деятельность у меня всегда в той или иной степени была связана с адвокатурой, поскольку именно адвокаты часто выполняли часть работы для моих работодателей, в том числе в уголовно-правовой плоскости. Нередко нам вместе приходилось участвовать в судебных заседаниях в качестве членов одной проектной группы. Поэтому решение стать адвокатом не было спонтанным. Скорее это осмысленное движение в сторону адвокатуры, которое затянулось на несколько лет.

- Как изменилось Ваше отношение к адвокатуре и адвокатской деятельности, после того как вы получили статус?

- После получения адвокатского статуса появилось некое ощущение принадлежности к профессиональной корпорации, которая имеет глубокие исторические корни и свои традиции. Это ощущение у меня отсутствовало, когда я работал в консалтинге. Работать просто юристом и быть частью профессиональной корпорации – это разные вещи. Иными словами через 25 лет юридической практики я приобрел профессию адвоката. На мой взгляд, юрист – это не профессия, это специальность. Сотни моих знакомых коллег продолжают работать в сфере юридических услуг или инхаус-юристами и не собираются получать статус адвоката. Я с уважением отношусь к их выбору. Но я думаю, что время все расставит по местам. Думающие, ищущие юристы рано или поздно понимают, что адвокатура - это единственная платформа, которая сейчас готова объединить всех, кто практикует право.

- Каковы преимущества и недостатки работы в статусе адвоката?

- Самое большое преимущество адвокатского статуса - это отношение к тебе доверителей, коллег, правоприменителей. Это замечаешь сразу. Судьи, прокуроры, представители правоохранительных органов относятся к тебе как к полноценному и равноправному участнику любой юридической процедуры, будь то судебное заседание или допрос у следователя. Что касается недостатков, то они, конечно, есть. Это нормально для функционирования любой институции, тем более что у адвокатуры еще есть часть публично-государственных функций. Это отдельная тема, достойная более пристального внимания.

- Каковы преимущества и недостатки работы в консалтинге?

- К сожалению, все чаще на рынке появляются псевдоюристы, а попросту мошенники, которые очень серьезно подрывают авторитет практикующих юристов да и адвокатов тоже. В медиа постоянно звучат истории про юристов-мошенников, которые «отмазывают от армии», «избавляют от долгов» и т.д. Надо признать, что на рынке большинство игроков - это уважаемые и добросовестные юристы. Но юридическое сообщество консультантов (если формально оно существует) не в состоянии сегодня противостоять этому явлению в силу своей разобщенности. Что касается работы инхаус-юриста, то здесь все зависит от общего состояния экономики и бизнеса в целом. На каждом витке экономических потрясений работа инхаус-юриста очень чутко реагирует на изменения. Кого-то ждут сокращения, кого-то увеличение объемов работы. Поэтому я в свое время ушел из профессии корпоративного юриста в консалтинг. Быть зависимым от бизнес-успехов твоего работодателя - это не мое.

- Каково ваше отношение к обязанию всех юристов получения статуса адвоката?

- Не думаю, что навязывание обязательного вступления в адвокатуру правильный подход. Конечно, в случае введения «адвокатской монополии» многие юристы будут вынуждены получать статус адвоката, но без внутреннего осознания такой необходимости. Здесь важно учитывать опыт наших иностранных коллег. В большинстве стран юридическая практика, а тем более судебное представительство, осуществляется только адвокатами. Получить там допуск к юридической практике можно только через специальную систему профессионального обучения, которая интегрирована в систему высшего профессионального юридического образования. Но при этом есть юристы, которые работают как наемные сотрудники в компаниях и госучреждениях, оказывая правовое сопровождение деятельности этих организаций. При этом они лишены права вести свою юридическую практику и представительствовать в судах. Думаю, что для нас этот путь самый верный. Таким образом, те операторы рынка, которые не готовы присоединиться к профессиональной корпорации (а в России адвокатура - это единственная профессиональная платформа для объединения), должны будут перейти в сектор инхаус или смежные отрасли консалтинга (налоговый консалтинг, бухгалтерский учет, банкротные процедуры, оценочная деятельность). И здесь нет никакой профессиональной дискриминации. Нормальная общемировая практика.