Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Гришанин Илья Константинович адвокат, кандидат наук, член Палаты адвокатов Нижегородской области
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №09-2020

 

В утопических вариантах нового цифрового общества ни судьям, ни юристам не отводят места. Их роль выполняют компьютерные конструкторы – заносишь в него все данные об обвиняемом, нажимаешь на кнопку – и получаешь результат...

В наши дни роль судьи, к сожалению, и сейчас не так уж далека от этой утопической идеи. Подчас судья принимает решения, руководствуясь «принципом системности», когда он является проводником данных ему директив, совсем не связанных с законом и разъяснениями высшей судебной инстанции. За отступление от директив установлена ответственность, о которой не говорится вслух, но все понимают, что будет «в случае чего». Отмечу, что речь не идёт о так называемом телефонном праве, тут немного другое. Это скорее сложившийся механизм, в рамках которого дерективы выдаются системой отлаженной работы. То, что писали фантасты об искусственном интеллекте, вершащем судьбы реальных людей, воплотилось в «системно» выверенные решения суда, в которых нет места личному усмотрению, основанному на внутреннем убеждении и доказательствах по делу. Иллюстрацией работы этого механизма является обвинительный уклон правосудия, речи о котором набили оскомину в профессиональных кругах.
С другой стороны, не забылась история 2009 года, когда успешно прошедшие экзаменационные испытания адвокаты, должны были для получения удостоверения адвоката предоставить определенный набор документов, выходящий за рамки тех, которые предусмотрены федеральным законом об адвокатской деятельности. И Палата адвокатов Нижегородской области совершенно справедливо приняла решение, что мы, являясь поборниками закона, должны действовать строго в соответствии с ним, то есть руководствоваться именно законом, имеющие большую юридическую силу по сравнению с административным регламентом. Подобные принципиальные позиции разрушают порочный круг «системности», в основе которого лежат некие директивы и общее соглашательство с ними, напоминают о простых истинах, что требования закона важнее всего, даже тогда, когда они разрушают среду комфортного взаимодействия.
Почему-то считается показателем хорошей работы суда число отмененных судебных решений. Это якобы показывает качество принимаемых решений судом первой инстанции. А я считаю, что это, наоборот, свидетельствует, об отсутствии у суда самостоятельности в принятии решений.
В одном из российских республиканских судов показатель оставленных в силе решений, принятых судом первой инстанции доходит до 100%. Но это говорит, на мой взгляд, о стопроцентном качестве рассмотрения дел, скорее свидетельствует о налаженной жесткой дисциплине в исполнении неофициальных инструкций.
С этим, на мой взгляд, связана и тенденция омоложения судейского состава. Традиционно судьи должны были иметь большой жизненный опыт, чтобы взвешенно принимать решения, с учетом «внутреннего убеждения». С учетом широкой практики директив судьям, от которых требуется лишь претворять их в жизни, и проявлять минимум самостоятельности, ценность возраста и большого жизненного опыта снижается.
Несмотря на все вышесказанное, как никогда своевременно прозвучат слова уважаемого коллеги Г.М. Резника, который в одном из интервью упомянул, что звучащий пессимизм о перекосе судебной системы в сторону обвинения не должен в нас (адвокатское сообщество) гасить живое стремление идти по пути отстаивания законных интересов клиентов.