Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Гришанин Илья Константинович адвокат, кандидат наук, член Палаты адвокатов Нижегородской области.
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №06-2019

 

С первого января 2020 года* финансовые уполномоченные рассматривают споры между потребителями и микро финансовыми организациями на сумму до 500 000 рублей, за исключением требований о компенсации морального вреда и возмещении убытков в виде упущенной выгоды. Появление нового досудебного арбитра должно разгрузить суды. Но на деле могут возникнуть новые проблемы.

Развитие микрокредитования привело к резкому росту судебных дел. Большой процент, зафиксированный в кредитном договоре, оспаривали в судах. И после изменения законодательной базы по микрокредитованию и установления предельно допустимого размера процентов, казалось бы, поток ущемленных в правах заемщиков должен был сократиться. Но этого не произошло. У людей в изменяющихся экономических реалиях сохраняется тенденция к прежнему образу жизни, и по сути желающих взять в долг меньше не становится.

Попытки повышения финансовой грамотности населения не смогли коренным образом изменить ситуацию. Теперь вводится следующая мера - появляется финансовый уполномоченный, который призван на досудебном этапе помочь в решении проблемы если не всем, то кому-то из потенциальных истцов.

На мой взгляд, судам еще очень рано говорить о «разгрузке». Какие-бы то ни было буферы не смогут решить проблему, причина которой кроется в самой стабильности жизни граждан. И здесь мы вправе задать вопрос тем, кто отвечает за эту стабильность. К примеру, Центральному Банку, обеспечивающему стабильность курса национальной валюты, и очевидно, не справляющемуся с этим в полной мере. Или тем чиновникам, которые отвечают за налоговую политику. Сколько бы мы ни называли повышение налогов «налоговым маневром», и добавляли сюда ссылки на подзаконные акты или местные бюджеты, самой сути появления новой угрозы для стабильности бизнеса это не меняет. Принятие закона без продумывания правового механизма дискредитирует саму идею закона.

Решение проблемы с микрокредитованием напоминает попытки затыкания дырок в обреченном на потопление корабле. Нужно понять причину появления такого числа микрокредитных организаций. А она на поверхности – спрос рождает предложение. Нужно объективно сократить потребность населения в кредитах.

В этом же причина резкого роста юридических компаний, «освобождающих от коллекторов и долгов», ссылающихся на закон о банкротстве физических лиц. Конечно же, это настоящий «лохотрон». Причем, двух видов. Первый вид связан с действиями откровенных мошенников. Второй вид – наиболее сейчас распространенный - «честные обманщики».

Поясню. Имеет ли возможность юрист помочь человеку в стадии исполнительного судопроизводства? Да, с точки зрения законодательства, как у должника, так и у кредитора есть права и возможности, к примеру, обжаловать действия приставов, обратиться в суд и т.д. И вот, заявляя «мы вам поможем!», честные обманщики начинают адекватно и профессионально писать заявления в суд, оформлять разные документы, оспаривать действия приставов и т.д. Но здесь речь идет не об отстаивании прав заемщиков, не работе на результат, а о работе ради самой работы. В итоге должник увязает в еще большей задолженности, которую увеличивает еще и сумма оплаты за услуги этих «помощников-юристов».

Таким образом, повторю, появление финансовых уполномоченных – это не комплексное решение проблемы. Нужны меры на общеэкономическом уровне. В противном случае получим новый досудебный государственный орган, который будет завален заявлениями, не сможет из-за этого глубоко разбираться в каждом деле (за что сейчас критикуют суды), и начнет принимать формальные решения.

 

* (Федеральный закон от 4 июня 2018 г. № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг»).