Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Гришанин Илья Константинович, адвокат, кандидат наук, член Палаты адвокатов Нижегородской области
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №07-2019

 

 
Вопрос объективности проведения экспертизы является сегодня ключевым в вопросе отношения судьи к представленным результатам. Особенно часто возникают сомнения в выводах эксперта по гражданским делам.
Экспертиза проводится в тех случаях, когда те или иные факты не являются общепризнанными. К примеру, для всех очевидно, что открытый огонь может обжечь человека, а вот уже степень ожога может определить специалист.
На этом все очевидные моменты в понимании сути экспертизы заканчиваются, далее начинаются разногласия. Особенно в тех делах, которые не могут не проводиться без экспертизы. К примеру, семейные, когда разводящиеся родители не могут поделить ребёнка, или, когда стороны не могут сойтись в одном мнении по поводу оценки имущества.
С одной стороны, необходимость проведения экспертизы определяет судья. Указание в законе на возможность проведения экспертизы за счёт государственных средств остается декоративным, в 99% случаях платит заказчик. В гражданских делах он может обратиться как в государственную, так и в коммерческую организацию. С другой стороны, опять же, именно у судьи и возникает сомнение в выводах экспертах, услуги которого были оплачены одной из сторон процесса.
В первую очередь, сомнения вызваны долей субъективности, которая присутствует по целому ряду экспертизы, несмотря на «научную обоснованность». К примеру, требуется оценить стоимость повреждённого в ДТП японского праворукого автомобиля. У эксперта появляется «возможность усмотрения», так как в разных каталогах представлена разная цена на одни и те же детали. Предполагается, что нужно взять среднюю стоимость, но все равно у любого эксперта есть возможность для «ценового манёвра». Формально, эксперта нельзя упрекнуть в том, что он определил неверную стоимость, потому что ссылается на реальные источники. Но его «возможность усмотрения» идёт в пользу заказчика, который оплачивает услугу.
Если заказчиками выступают в равных долях обе стороны гражданского дела, для большей объективности экспертного заключения есть только один путь - перед обращением к тому или иному специалисту, получить о нем как можно больше информации. Но и это не гарантирует отсутствие потом в суде претензий со стороны судьи или противоположной стороны. Хорошо, что никому в голову не приходит обвинять в субъективности сам суд на том лишь основании, что человек заплатил госпошлину.
Если мы посмотрим на «объективную» государственную экспертизу, то здесь возникает другая проблема. Речь идёт о длительные сроки проведения экспертизы. К примеру, в Приволжском региональном центре судебных экспертиз срок вместо 30 дней, экспертиза может длиться и 3 месяца. Не хватает специалистов. А «перегруз» существующих работников приводит к снижению качества работы. Личный опыт проведения экспертизы в данной организации дал основания для подобных выводов не только у представителя, но у самого судьи.
В то же время зачастую отказаться от назначения экспертизы невозможно, так как- это гарантированный проигрыш дела. Классический пример, оспаривание подписи в договоре займе или расписке.
В решение проблемы субъективности и качества проведения экспертизы, на мой взгляд, есть два пути.
Первый - это повышение реальной ответственности экспертов. Вспомните дело про женщину, задавившуюся «пьяного» мальчика в Москве. Оно показало, как сложно привлечь к ответственности эксперта, выдавшего абсурдное заключение.
И здесь могут помочь саморегулирующиеся организации - объединения экспертных организаций. У недобросовестных специалистов они могут отбирать лицензию. Но такие организации подобны вузам, которые, с одной стороны, должны контролировать знания студентов, а с другой стороны, если будут отчислять всех студентов, кто этого заслуживает, останутся без денег.
Нужно добиться того, чтобы членство в саморегулирующий организации гарантировало, что это знак качества. Чтобы рассмотрения жалоб на ее членов приводило к объективному расследованию, а не к «выгораживанию» плательщика взносов. Тогда и судей будут меньше обвинять в предвзятости при назначении экспертизы и реже будет звучать фраза «я не доверяю этим экспертам». И вопроса преимущества проведения в государственной или коммерческий организации вообще не возникнет.
Дальнейшими шагами по снижению фактора субъективности экспертизы и повышения качества ее проведения считаю введение повсеместного специального лицензирования экспертной деятельности (сейчас она не во всех видах экспертиз), и упорядочивания деятельности всех саморегулирующих организаций, прекращения борьбы за членство. Возможно, необходимо будет создать одну региональную ассоциацию, как это существует в адвокатском сообществе, обеспечивающую надлежащий и реальный уровень контроля за её членами.