Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Гришанин Илья Константинович, адвокат, кандидат наук, член Палаты адвокатов Нижегородской области
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №01-2020
С 1 октября на всей территории России начали свою работу по новым правилам суды апелляционной и кассационной инстанции, введенные в действие Федеральным конституционным законом от 29 июля 2018 г. N 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации».


Введенные изменения в значительной мере назрели - ощущалась потребность в реальной проверки законности принимаемых судебных актов, судами начального звена. Публикуемая статистика, показывающая стабильность решений судов, оставленных без изменений апелляцией и кассацией, отнюдь не свидетельствовала о качестве решений. Скорее отражала необходимость переломить ситуацию с «кабинетным правосудием».
В отличие от апелляции, когда происходит пересмотр дела и в части доказательств и на предмет соответствия нормам права, кассация предполагает выяснение только соответствия принятого судебного акта действующим нормам права. Оценка доказательств в кассации не производится.
Профессиональному сообществу хорошо известно, что до 1 октября действовал порядок, при котором вопрос о проверки законности принятого решения нижестоящими суда принимался в кассации, принимался фактически одним судьей, в абсолютном большинстве случаев оставлявшего кассационные жалобы без удовлетворения.
Законодательное нововведение предполагает изменение этого порядка. Появились кассационные суды общей юрисдикции, расположенные «вне апелляции», осуществляющие сплошную проверку судебных постановлений. Теперь кассационная инстанция – это отдельный суд в традиционном его понимании: с вызовом сторон, возможностью очного изложения аргументов суду.
Полагаю, что шаг этот нужный и необходимый. Но насколько в действительности он приведет к тщательности, объективности и независимости в рассмотрении дел – будет ли проверка проходить за рамками «судебной корпоративности»? Все мы помним, каков был посыл при создании апелляционной инстанции и надежда на изменения системы «кабинетного правосудия», когда решение принималось до фактического разбирательства. Предположить соблюдение процедуры обсуждения при принятии судебного постановления, когда судебная коллегия возвращалась из совещательной комнаты в судебный зал, едва успев удалиться на совещание, вряд ли возможно. «Старая» апелляция в своей работе стала фактически кассацией, которую была призвана заменить. Не произойдет ли тоже самое с новой реформой кассации?
В одной из прошлых номеров журнала «Нижегородский адвокат» подводил итоги круглого стола по обсуждению размеров вознаграждения за оказание юридических услуг в судах. Участники мероприятия обратили внимание, что при оказании услуг в апелляции размер гонорара за год не только не увеличился, как это произошло по представительству в судах первой инстанции, но, наоборот, уменьшился. Профессиональное сообщество признало, что апелляция, к сожалению, стала малоэффективным инструментом, значение здесь представительства юристов влияет крайне незначительно, что и привело к снижению оплаты за данный вид услуг.
Очень хочется надеяться на то, что новую реформу процессуального законодательства не постигнет судьба начавшегося в 2008 году реформирования в цивилистике, которую В.В. Витрянский охарактеризовал как «один шаг вперёд – два назад».
Ощущается переломный момент в сознании граждан, когда надежда на то, что суд, в конце концов, разберется и исправит ошибки нижестоящего суда, сменяется на понимание того, что принятое решение судом первой инстанции почти гарантированно будет узаконено, несмотря на погрешности. Это подрывается доверие к судебной власти как к правовому институту, способной исправлять свои ошибки.
В этой связи хочется надеяться на дальнейшее совершенствование судебной системы, и на возрастание роли апелляции и кассации как реальных инструментов защиты прав граждан.