Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Центнер Никита Владимирович, стажер Адвокатской конторы Арзамасского района НОКА
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №09-2019

 

Современные реалии национального российского права устанавливают возможность компенсации морального вреда. Однако приведение в действие такой возможности все же встречает на своем пути препятствия, в связи с которыми «идеальная» реализация института компенсации морального вреда в действительности затруднительна.

Под моральным вредом в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, к числу которых, в частности, относятся жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п. или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др. Отсюда вытекает и важная особенность морального вреда, заключающегося в том, что денежная компенсация присуждается только за совершение таких действий (бездействий), описанных выше. Институт компенсации морального вреда является одним из важных инструментов защиты и восстановления нарушенных прав и свобод граждан.

Однако существенным недостатком института компенсации морального вреда является его «невостребованность» в лице органов судебной власти, выраженная, в частности, в занижении размера морального вреда, присуждаемого в судебном порядке. Зачастую суды довольно сильно занижают такую денежную компенсацию относительно суммы по заявленным требованиям. Так, например, решение о компенсации морального вреда разные судьи по схожим делам выносят по-разному. Суды редко выносят решение о присуждении первоначально заявленной исковыми требованиями суммы, чаще присуждая значительно меньше. Все дело в том, что согласно ст. 1101 ГК РФ суд самостоятельно определяет размер компенсации морального вреда в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, оценивая характер таких страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Получается, что в данном ключе судья предстает в лице оценщика, устанавливая размер денежной компенсации, исходя из буквы закона и своих собственных убеждений. Отсюда возникает и вторая проблема института компенсации морального вреда - проблема доказывания.

Доказанность тех или иных обстоятельств причинения морального вреда так или иначе в какой-то степени влияет на размер денежной компенсации. Доказать то, что заявленная сумма причиненного морального вреда соответствует действительности, в судебном порядке оказывается довольно сложно, но не невозможно. В любом случае при решении вопроса компенсации морального вреда должны усматриваться вина причинителя и причинно-следственная связь между его действиями (бездействиями) и наступившими последствиями. Наступившие нравственные и физические страдания должны быть результатом действий (бездействий) лица, их причинившего. Законодатель напрямую указывает, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Причинно-следственная связь предполагает указание на фактические обстоятельства причинения вреда личным неимущественным правам либо нематериальным благам лица. Безосновательное заявление гражданина о причинении ему морального вреда без указания на обстоятельства, действия, нарушающие личные неимущественные права гражданина, или посягательства на принадлежащие ему личные нематериальные блага, а также в отсутствие доказательной базы, справедливо обернется отказом суда в удовлетворении заявленных требований в этой части. Так, причиненный вред, будь то нравственные или физические страдания, должны подкрепляться какими-либо доказательствами, к числу которых, например, относятся: справки из больницы или от врача; документы, подтверждающие наличие тех или иных диагнозов, при условии причинно-следственной связи с действиями (бездействиями) лица (например, указание на депрессию, часто используемое в исковом заявлении, содержащем требование о компенсации морального вреда, должно подтвердиться медицинским документом, так как депрессия является диагнозом); справки из службы занятости; экспертизы; доказательства, подтверждающие покупку тех или иных лекарственных средств или препаратов, назначенных по рекомендациям врача, и др.

Таким образом, чем больше будет доказательств того, что лицо понесло нравственные или физические страдания, тем больше вероятность того, что суд удовлетворит требование о компенсации морального вреда. Также при определении размера денежной компенсации морального вреда должны учитываться индивидуальные особенности гражданина, которому он был причинен. К таким особенностям гражданина, например, относятся: инвалидность; наличие детей, в том числе если вред причинен матери-одиночке; материальное положение и др. Каждый случай является индивидуальным и должен рассматриваться соответствующе. Поэтому не лишним будет представить суду документы, подтверждающие такие обстоятельства, при их наличии, а в отсутствии таковых - заявить о тех или иных индивидуальных особенностях. И если таким образом доказать причинение морального вреда возможно, то вопрос размера денежной компенсации до сих пор остается открытым.

Так, судья Верховного Суда РФ, член Президиума Верховного Суда РФ Виктор Момотов публично заявил о том, что компенсация морального вреда «зачастую осуществляется в предельно низком, можно сказать, «символическом» размере, который заведомо не может компенсировать какие-либо страдания и призван лишь публично обозначить, «маркировать» негативное отношение публичной власти к поведению ответчика... Взыскание компенсаций морального вреда в адекватном размере позволило бы укрепить законность и правопорядок в целом ряде сфер, отличающихся высокой социальной значимостью».

Также свою озабоченность данной проблемой продемонстрировал Министр Юстиции РФ Александр Коновалов, который предложил «подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможностью прописи минимальных тарифов компенсации морального вреда», выразив недоумение колоссальным разбросом в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике. Естественно, такая позиция об установлении минимальных тарифов при определении компенсации морального не является верной, так как любой случай, рассматриваемый в рамках судебного заседания, является индивидуальным и должен рассматриваться соответствующе. Да и установление таких минимальных тарифов по своей сути будет нести императивный характер, что не соотвествует принципам гражданского права. Наиболее верным был бы уход от сложившейся практики назначения таких низких денежных компенсаций в положительно прогрессирующую сторону.

Однако все же публичный интерес к данной проблеме внушает надежду на ее разрешение. Поэтому вынесение такой проблемы на публичные слушания, активное публичное обсуждение, непрерывное ее освещение, в том числе силами адвокатского сообщества, является наиболее эффективным способом и одним из путей ее решения.