Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Правская Оксана Викторовна, адвокат (Адвокатский кабинет О.Правской).
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №04-2019

 


В феврале 2019года в Торгово-промышленной Палате Нижегородской области прошло заседание круглого стола по теме «Создание системы межведомственного взаимодействия с целью профилактики домашнего насилия в Нижегородской области». Тема заседания невероятно актуальна для современного правового поля. В связи с этим мы решили подробнее познакомить читателей с данной проблематикой.

Бытовое насилие можно назвать бичом нашего времени. Редкий человек находит в себе силы убежать из «семейного ада». Даже вырвавшись на свободу, не каждый может сориентироваться в новой среде и повести себя правильно. К сожалению, часто при обращении в правоохранительные органы жертве насилия не готовы оказать содействие и помочь в защите прав как пострадавшей стороне.
Бытовое насилие в российской повседневности, к сожалению, практически «нормальное» явление. К нему настолько привыкли, что общество порой обвиняет именно жертву в таком отношении к себе. Это в корне неверная позиция, ведь она провоцирует повторение ситуации и в итоге приводит к совершению тяжких преступлений, порой со смертельным исходом.
Считаем, что адвокатское сообщество обязано внести свой вклад в защиту интересов пострадавших от домашнего насилия - прежде всего, путем активного оказания квалифицированной помощи пострадавшим, а также участия в обсуждении данной проблематики с органами государственной власти и общественными правозащитными организациями.
В резолюции проведенного 13 февраля 2019 г. круглого стола сказано, что проблема преодоления и предотвращения насилия в семье требует ее комплексного разрешения. Необходима скоординированная совместная работа правоохранительных органов, органов здравоохранения, социальных и образовательных учреждений, общественных организаций - для создания четких социальных механизмов защиты семьи.
В совместной деятельности для решения данной проблемы необходимы:
•введение единой информационной системы учета граждан, находящихся в социально опасном положении для всех субъектов профилактики;
•совершенствование и развитие действующего законодательства в части создания правовой основы предотвращения насилия в семье;
•разработка эффективного механизма государственной защиты семей и детей, подвергшихся насилию в семье, построенного на принципе соблюдения баланса государственных, общественных и семейных интересов;
•ускорение процедуры размещения пострадавших от домашнего насилия в «кризисную» квартиру и обеспечение полной секретности адреса «кризисной» квартиры;
•создание рабочей группы по межведомственной службе экспертного сопровождения пострадавших от домашнего (бытового) насилия;
•разработка информированного согласия для межведомственного экспертного сопровождения пострадавших;
•внедрение принципов межведомственного взаимодействия с целью профилактики домашнего насилия.

Состав участников «круглого стола» свидетельствует о заинтересованности в решении проблемы домашнего насилия не только со стороны общественных организаций и адвокатского сообщества, но и со стороны правоохранительных органов, аппарата губернатора Нижегородской области и Администрации г.Н.Новгорода.
В обсуждении проекта принимали участие представители общественных объединений города, правоохранительных органов и социальных служб, прокурор отдела по делам несовершеннолетних и молодежи, Следственный комитет, аппарат Уполномоченного по правам человека Нижегородской области.
В настоящий момент адвокаты Палаты адвокатов Нижегородской области активно сотрудничают с НООО «Нижегородский Женский Кризисный Центр» по нескольким уголовном делам. Адвокаты оказывают юридическую поддержку специалистам центра в рамках предоставления помощи жертвам домашнего насилия.
Практика работы по делам данной категории показывает наличие больших пробелов в законодательстве. Порой жертвы домашнего насилия не могут рассчитывать на помощь со стороны правоохранительных органов.
Вместе с тем, в указанной работе активно используется международная практика. В течение последних 10 лет Европейский суд вынес более 20 постановлений по вопросам домашнего насилия. Своего рассмотрения ждут еще несколько обращений, которые уже были коммуницированы.
Европейский суд рассматривает вопросы домашнего насилия в рамках статьи 2 - «Право на жизнь», статьи 3 - «Запрет бесчеловечного обращения», статьи 8 - «Право на уважение частной жизни», а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция). Выбор статьи зависит от тяжести последствий домашнего насилия: так, в случае смерти жертвы применяется статья 2, в случаях продолжающегося длительное время физического и психологического насилия или достаточно интенсивного однократного насилия применяется статья 3. Статья 8 применяется в случаях, когда основным вопросом является не само по себе домашнее насилие, а права, связанные с семейной и частной жизнью, например, место жительства ребенка, которое не удается определить из-за агрессивного поведения родителя. В ряде дел Европейский суд также рассматривал дискриминационный характер действий властей при рассмотрении жалоб на домашнее насилие - статья 14 Конвенции.

Понимание подходов международных органов по защите прав человека к анализу ситуаций домашнего насилия позволяет эффективнее работать с делом на национальном уровне, а при невозможности получить защиту в рамках национальной правовой системы - иметь возможность подать обоснованную жалобу в международные органы, в частности, Европейский суд по правам человека.
Работа с каждой индивидуальной жалобой по домашнему насилию требует сбора доказательств самого факта насилия, доказательств информированности государственных органов о насилии в семье и, соответственно, доказательств бездействия или неэффективности действий государственных органов при получении информации о домашнем насилии.
Европейский суд рассматривает, в первую очередь, было ли известно властям, в частности, правоохранительным органам, о существующей угрозе жизни, здоровью, физической и психологической целостности и невредимости (integrity) заявителя. И если было известно об угрозе в прошлом, то поднимается вопрос о том, можно ли было ее предсказать в последующем.
Европейский суд также устанавливает, что именно было сделано сотрудниками правоохранительных органов для предотвращения преступления, насколько их действия соответствовали той угрозе, которая существовала, то есть проявили ли власти должную заботу (due diligence) для того, чтобы предотвратить возможное убийство. Все эти вопросы направлены на выяснение соблюдения позитивных обязательств государства по статье 2 Конвенции и рассматриваются как составляющие материального аспекта права на жизнь.
В деле Opuz v. Turkey Суд обратил внимание на то, можно ли было предсказать, основываясь на информации о многочисленных избиениях, в результате которых жертвы получали серьезные травмы, а также на информации об угрозах убийством, что эти угрозы могут быть приведены в действие. Жертвы неоднократно обращались в полицию, указывая, что они опасаются за свою жизнь, но полиция не воспринимала их утверждения с достаточной серьезностью и ограничивалась только опросом виновного по тем заявлениям, которые делали жертвы. Перед Европейским судом представители Турции стремились объяснить такую пассивность национальных органов власти обеспечением права на уважение частной и семейной жизни. Но Европейский суд в данном случае жестко высказался, что такой аргумент несовместим с позитивными обязательствами обеспечения права на жизнь, и в случаях домашнего насилия вмешательство национальных властей является обязательным, чтобы защитить здоровье и жизнь и предотвратить совершение преступления (Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 июня 2009 г. Дело «Опуз против Турции» (жалоба N 33401/02) (III Секция)).

В деле Eremia v. Moldova жертва была женой полицейского, который ее регулярно избивал и делал это на глазах их детей. В этом деле Суд счел, что, несмотря на отсутствие прямых медицинских свидетельств о наличии физических травм, национальные власти точно знали о том, что насилие имело место, потому то ими был выдан жертве охранный ордер, но их действия были недостаточно решительными, чтобы пресечь действия виновного. Ситуация усугублялась тем, что виновным был полицейский, который в принципе обязан обеспечивать охрану прав других лиц, но сам регулярно нарушал судебные предписания не приближаться к семейному дому. То есть национальные власти не выполнили свои позитивные обязательства пресекать домашнее насилие и обеспечивать защиту жертв домашнего насилия (Постановление ЕСПЧ от 28.05.2013 «Дело Еремия (Eremia) против Республики Молдова» (жалоба N 3564/11)) .

В Постановлении по делу Opuz v. Turkey Европейский суд обобщил те факторы, которые национальные власти должны принимать во внимание, решая вопрос о возбуждении уголовного преследования в случаях домашнего насилия:
- серьезность действий виновного;
- причинение жертве физических или психологических травм;
- использование нарушителем против жертвы оружия;
- высказывание нарушителем угрозы в адрес жертвы после нападения/избиения;
- эффект, оказанный произошедшим на детей, живущих в семье;
- возможности нарушителя вновь причинить вред жертве;
- продолжающаяся угроза здоровью и безопасности жертвы и иным лицам, которые могут быть вовлечены в эти события;
- статус отношений между жертвой и нарушителем и может ли это отразиться на продолжении/прекращении расследования вопреки воле жертвы;
- история отношений, в частности, применялось ли насилие нарушителем в отношении жертвы ранее;
- информация о предыдущих насильственных правонарушениях, которые совершались нарушителем.
Этот перечень является фактически инструкцией для сотрудников правоохранительных органов, которые должны быть обучены работать с жертвами домашнего насилия, чтобы иметь возможность адекватно реагировать на жалобы о домашнем насилии и иметь возможность предотвратить наступление большего вреда, в частности, смерти жертвы.
Следует отметить, что в России на данный момент отсутствует законодательство, прямо запрещающее домашнее насилие, несмотря на то, что соответствующий законопроект уже более 10 лет находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ. Насколько было бы эффективным частно-публичное обвинение в отношении побоев, совершаемых по отношению к членам семьи или близким лицам, к сожалению, узнать не удастся, так как ст. 116 УК РФ частично декриминализована. Хотя Уголовный кодекс предусматривает другие возможности для привлечения к уголовной ответственности за домашнее насилие, открытым остается вопрос подготовленности сотрудников правоохранительных органов к работе с жертвами домашнего насилия и их желания привлекать к ответственности виновного.

К сожалению, несовершенство национального законодательство порождает рост судебной практики по делам домашнего насилия в России.
Одним из громких дел был недавний процесс в г. Нижнем Новгороде в отношении О.Белова. 29 июня 2016 года Нижегородский областной суд вынес приговор О.Белову, обвиняемому в убийстве своих детей, жены и матери. Подсудимому назначили максимально строгое наказание в виде пожизненного лишения свободы. Верховный Суд РФ 20 октября 2016 года оставил в силе приговор по делу Белова. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, д, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство восьми лиц, в том числе малолетних, совершенное с особой жестокостью») и ч. 1 ст. 318 УК РФ ("Угроза применения насилия в отношении представителя власти»).

Показательно дело в г. Орел, где возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность) в отношении старшего участкового уполномоченного УМВД по городу Орлу майора полиции Натальи Башкатовой, которая отказала в помощи жительнице Орла Яны Савчук перед ее убийством, при этом пообещав описать ее труп. Наталью Башкатову обвиняют в халатном исполнении служебных обязанностей. Согласно санкции ч. 2 ст. 93 УК РФ ей грозит до пяти лет лишения свободы.
5 ноября 2018 года суд подмосковного Серпухова вынес приговор по делу Дмитрия Грачева, который в декабре 2017 года вывез жену Маргариту в лес, где из ревности отрубил ей кисти обеих рук. Мужчину приговорили к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима.
Мари Давтян, адвокат Маргариты Грачевой, говорит: «К сожалению, обязательно надо, чтобы случилось что-то страшное. Если это побои, то, грубо говоря, надо пробить стену головой для возбуждения уголовного дела».
Адвокат отмечает, что государство не может выступать обвинителем в таких делах, заявлять должна именно жертва преступления, а проблему помогли бы решить охранные ордера: если бы у преступника не было возможности к ней подойти, ничего бы не произошло.
Защита пострадавшей Маргариты Грачевой осуществляется в рамках проекта «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия», реализованного с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.
Адвокат Мари Давтян сотрудничает с Общероссийской Ассоциацией женских общественных организаций «Консорциум женских неправительственных объединений». В рамках реализации гранда Консорциум проводит тренинги, вебинары для адвокатов и правозащитников, работающих по данной категории дел. Мы считаем, что обращение за помощью к коллегам из других регионов России крайне полезно и необходимо.

В настоящее время адвокаты и специалисты Консорциума готовы провести выездное мероприятие для Палаты адвокатов Нижегородской области. Полагаем, что адвокатскому сообществу Нижегородской области будет полезно и важно принять участие в такой встрече и организовать взаимодействие с коллегами по оказанию профессиональной юридической помощи лицам, пострадавшим от домашнего насилия.