Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Наталия Сергеевна Кавакина, адвокат (Адвокатский кабинет Кавакиной Н.С.)
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №09-2018

 

26 июня 2018 г. принято Постановление Пленума ВС РФ № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», которое фактически полностью заменило Постановление Пленума ВАС РФ № 28 от 26 мая 2014 года «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью».

Важно отметить, что действие постановления Пленума № 27 распространяется только на сделки, которые были заключены после 1 января 2017 г., о чем прямо говориться в пункте 30. Это значит, что при оспаривании сделок, заключенных до 1 января 2017 г., суды будут руководствоваться Пленумом № 28. Случаи оспаривания сделок, заключенных до 1 января 2017 г., на практике еще будут встречаться, поскольку срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной в соответствии со ст. 181 ГК РФ исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Принятие Постановления № 27 было необходимо юридическому сообществу в связи с существенным изменением положений законов «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «акционерных обществах».
Пожалуй, рациональнее было утвердить новое Постановление, нежели вносить изменения в Постановление № 28. Однако основа, некогда заложенная Постановлением № 28, явилась отправной точкой при принятии Постановления № 27.
Например, если проблема определения срока исковой давности достаточно лаконично излагалась в пункте 5 постановления № 28, то в Постановлении № 27 этому вопросу посвящены уже два пункта: второй и третий. В них очень подробно описаны моменты начала исчисления срока исковой давности в зависимости от различных ситуаций.
Интересно также, что в постановлении № 27 в отдельный пункт выделен вопрос исчисления срока исковой давности в случаях, когда иск предъявляется совместно несколькими участниками. Исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из участников, совместно предъявивших иск, не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием. Естественно, что для применения этого пункта необходимо соблюсти условие о количестве голосующих акций общества (голосов), необходимых для обращения в суд с подобными требованиями (необходимое количество – не менее 1% голосующих акций или общего числа голосов участников). На практике данное разъяснение, возможно, будет иметь не только положительные стороны, но и отрицательные: когда более активные недобросовестные участники (акционеры), будут использовать участников (акционеров), которые не принимают достаточно активного участия в жизни общества, для оспаривания сделок в «своих» целях.
С другой стороны, более кратким стало разъяснение, касающееся оценки соблюдения правил «одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью». В новом постановлении оно сократилось до пары абзацев в пункте 4. Тогда как в постановлении № 28 раскрытию данного вопроса посвящался пункт 7, содержавший целых три подпункта. Полагаю, что такую краткость Постановления № 27 можно объяснить отсутствием в сложившейся правоприменительной практике каких либо затруднений, связанных с оценкой таких обстоятельств. Хотя новые разъяснения стали более категоричными: Верховный суд РФ еще раз акцентировал внимание на том, что «последующее изменение основных условий одобренной и совершенной сделки является самостоятельной сделкой (статья 153 ГК РФ) и нуждается в новом одобрении». Оно уже не содержит исключений, как это было в Постановлении № 28, в связи с чем стоит рекомендовать обществам принимать решения об одобрении всех изменений вышеуказанных сделок.
Постановление № 27 внесло свою лепту и в институт развития косвенных исков. Так, в пункте 7 постановления № 27 раскрыто понятие косвенного истца – участника, члена совета директоров, которые, оспаривая сделку, действуют от имени общества. Такое разъяснение ставит точку в многочисленных спорах, возникающих в судебной практике, о правах участников или членов совета директоров выступать в суде при оспаривании рассматриваемых сделок от имени общества без доверенности. Проще говоря, оспаривая крупную сделку или сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, участник общества или член совета директоров указывает в качестве истца в исковом заявлении не себя, а общество.
Еще одним положительным моментом Постановления № 27 является фиксация права взыскания причиненных обществу убытков даже при отказе в иске о признании недействительной крупной сделки, сделки с заинтересованностью (пункт 8). Этот немаловажный фактор направлен на обеспечение баланса интересов сторон по сделке в случаях недобросовестного поведения сторон и пропуске участником (акционером) срока исковой давности. Интересы общества, в пользу которого можно взыскать причиненные убытки, неразрывно связаны с интересами участников (акционеров), они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение требований о взыскании убытков в пользу общества обеспечит удовлетворение интересов ее участников (акционеров), которые, например, пропустили срок исковой давности для оспаривания сделки. Срок исковой давности по искам о взыскании убытков составляет три года, что значительно увеличивает срок защиты нарушенных прав. Представляется, данное разъяснение в большей степени направлено на защиту миноритариев.
Анализируя положения Постановления
№ 27, нельзя обойти стороной вопрос распределения бремя доказывания между сторонами. Рассматриваемым постановлением на истца возложена обязанность по доказыванию признаков крупной сделки (количественного и качественного), факта совершения сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности (пункт 9). Истец несет бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала (например, состояла в сговоре) или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной и (или) что отсутствовало надлежащее согласие на ее совершение (пункт 18); что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о наличии элемента заинтересованности в сделке и об отсутствии согласия (одобрения) на ее совершение (абзац 2 пункт 27).
К слову сказать, в соответствии с Постановлением № 28 бремя доказывания совершения оспариваемой сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности общества лежало на ответчике (пункт 6). На первый взгляд кажется, что произошла всего лишь смена формулировок, однако в Постановлении № 27 четко сказано, что «любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное», т.е. данный факт презюмируется и ответчик теперь освобожден от обязанности доказывать совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности.
В целом, Постановление Пленума ВС РФ № 27 призывает представителей сторон к более тщательному продумыванию процесса доказывания, а суды – к более подробному и глубокому исследованию фактических обстоятельств совершения оспариваемой сделки и обстоятельств, необходимых для исчисления сроков исковой давности. Такой подход представляется верным, поскольку позволит минимизировать риски недобросовестного поведения органов управления общества и его участников (акционеров).