Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Шерихова Надежда Евгеньевна, адвокат (Областная адвокатская контора Нижегородской областной коллегии адвокатов)
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №07-2018
 

Нередко рассмотрение налоговых, таможенных споров, иных споров об оспаривании сделок, решений антимонопольных органов в арбитражных судах сопровождается параллельным расследованием уголовного дела с аналогичным предметом доказывания (к примеру, оспаривание решения в сфере таможенного дела, влекущее доначисление таможенных платежей и расследование уголовного дела по ст. 194 Уголовного Кодекса Российской Федерации). В этой связи арбитражный процесс выступает как средство получения преюдициального судебного акта, который может либо поставить крест на дальнейшем уголовном преследовании, либо наоборот – дать ему дальнейший ход, в зависимости от результатов рассмотрения.

 

Уголовное дело, а если быть точнее – доказательства, собранные в ходе его расследования, выступает как инструмент сбора доказательственной базы для вынесения решения в интересах соответствующей стороны.
Более менее ситуация с правовым статусом доказательств из уголовного дела ясна, когда речь идет об уже состоявшемся приговоре, либо о прекращенном уголовном деле.
Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом (часть 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Очевидно, что доказательства по уголовному делу уже получили свою оценку судом и их использование в арбитражном процессе является абсолютно правомерным.
В отношении статуса материалов уже завершенных уголовных дел, на стадии следствия либо суда по нереабилитрующим основаниям (в связи с истечением сроков давности, амнистии и т.д.) вопрос также разрешен. Несмотря на то, что итоговые документы по уголовному делу не имеют статуса преюдициальных, Высший арбитражный суд РФ разъяснил о возможности их самостоятельного использования как доказательств: «Другие доказательства, полученные в уголовно-процессуальном порядке, могут быть использованы в арбитражном процессе для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, при условии их относимости и допустимости (часть 1 статьи 64, статьи 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В рассматриваемом случае показания, данные правоохранительным органам, относимы к настоящему спору, они являются допустимыми с точки зрения содержания и способа получения)». Аналогичная правовая позиция изложена Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 01.03.2011 № 273-О-О. Следует сделать оговорку – данные судебные акта касались ситуации, когда уголовное дело завершено.
Таким образом, позиция судов представляется логичной, поскольку собранные доказательства получили свою оценку (как минимум на предмет законности их сбора), отраженную в итоговом процессуальном документе.
Налоговый орган, к примеру, пользуется лояльным отношением органов предварительного расследования, в чьем производстве находится дело по ст. 199 УК РФ и как следствие - имеет доступ к собранным материалам. Поэтому налоговым органом, как участником арбитражного процесса, чаще всего представляются такие доказательства как допросы лиц, заключения экспертов, протоколы обысков и осмотров. В связи с этим, спорным в судебной практике является вопрос об использовании в арбитражных делах материалов уголовных дел, не оконченных следствием (в т.ч. приостановленных). Таким образом, настоящая статья имеет более узкий предмет, касающийся процессуального статуса доказательств, собранных по незавершенному уголовному делу, в арбитражном процессе. На этот счет суды занимают диаметрально противоположную позицию, делая суждения о возможности их приобщения и оценки, и об отсутствии таковой.
Первая позиция судов, изложенная в судебных актах, сводится к тому, что незаконченность предварительного следствия по уголовному делу и отсутствие оценки протоколов допросов свидетелей судом, рассматривающим уголовное дело, не свидетельствуют о том, что арбитражный суд не может учитывать фактические обстоятельства, содержащиеся в протоколах допросов свидетелей. «Сам по себе факт проведения экспертизы в рамках уголовного дела, производство по которому не завершено на момент рассмотрения дела в арбитражном суде не свидетельствует о том, что полученное таким образом заключение экспертизы является ненадлежащим или порочным доказательством по делу, рассматриваемому арбитражным судом» (Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2013 по делу N А25-1187/2013). Правовой статус таких доказательств определяется как «иное доказательство» по смыслу ст. 89 АПК РФ, подлежащее оценке наряду с другими доказательствами по делу.
Более того, аналогичная позиция высказана в отношении материалов, полученных в результате ОРМ. Таким образом, АПК РФ дозволяет использовать в качестве доказательств процессуальные документы, оставляя на усмотрение суда вопрос, являются ли допустимыми доказательствами протоколы допросов свидетелей, осмотра места происшествия, заключения экспертизы по незавершенному уголовному делу.
Представляется, на взгляд автора, более глубокой, вторая позиция судов по этому вопросу: «материалы уголовных дел (протоколы допросов) не подлежат оценке, поскольку являются доказательствами, полученными таможней в ходе расследования уголовных дел, возбужденных в отношении физических лиц. Оценка таким материалам может быть дана только судом, рассматривающим эти дела. Предрешать данным судебным актом оценку таких доказательств арбитражный суд не вправе, иное влечет смешение юрисдикции (компетенции) арбитражных судов и судов общей юрисдикции» (Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 02.05.2012 по делу N А46-11138/2011).
«Суд первой инстанции в обжалуемом определении указал, что заключения экспертов, полученные в ходе расследования уголовного дела, не являются доказательствами в арбитражном процессе, не имеют преюдициального значения для данного обособленного спора. Из заключений экспертов следует, что финансово-аналитические судебные экспертизы проводились по документам, находящимся в материалах уголовного дела, при этом у арбитражного суда не имеется полной информации о доказательствах в уголовном деле» (Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.02.2018 N Ф07-138/2018).
Таким образом, позиция сводится к тому, что представленные материалы из уголовного дела, в отсутствие вступившего в законную силу приговора суда, не могут быть приняты судом в качестве доказательств, поскольку по смыслу ст. 64 АПК РФ не являются таковыми в рамках арбитражного процесса.
Действительно, для оценки законности собранных доказательств необходима совокупность фактов, свидетельствующих о соблюдении норм уголовно-процессуального законодательства, касающихся их сбора и закрепления, которая чаще всего заинтересованной стороной не представляется.
Следственные действия должны быть произведены уполномоченным лицом, т.е. следователем либо дознавателем, принявшими уголовное дело к своему производству, либо по поручению таковых. В частности, проведение обысков оперативными сотрудниками, в отсутствии сведений о составе следственной группы, не позволяет сделать вывод о надлежащем субъекте их производства.
Следственные действия должны быть осуществлены с соблюдением законности продления сроков предварительного расследования. Результаты следственных действий, совершенных за пределами сроков либо с незаконным порядком продления, являются недопустимыми доказательствами, чего не может оценить арбитражный суд, не обладая документами о юридической судьбе расследуемого уголовного дела.
Следственные действия должны быть осуществлены в надлежащей процессуальной форме, т.е. в строгом соответствии с законом, который регламентирует порядок проведения любого следственного мероприятия. Представление протокола обыска без постановления о его производстве либо судебного акта не позволяет оценить законность их проведения.
Само собой разумеется, материал не может быть представлен в форме незаверенных следствием копий.
Оценку указанных обстоятельств можно дать исключительно при поступлении уголовного дела в суд общей юрисдикции с утвержденным обвинительным заключением либо актом , в полном объеме, в прошитом и пронумерованным виде. Представление лишь конкретных протоколов обысков, осмотров, допросов, заключения экспертов, без процессуальных документов о возбуждении дела, продлении сроков следствия , составе следственной группы и т.д., не позволяет суду сделать вывод о законности их производства, что исключает возможность их использования в рамках арбитражного процесса.
Чаще всего, заинтересованной стороной представляется лишь конкретный документ из уголовного дела, поэтому по данным доводам можно возражать относительно приобщения и оценки документов. Кроме того, заключения экспертов и допросов представляют собой восполнимые доказательства в арбитражном процессе. Например, допросив лицо в заседании, либо заявив ходатайство о назначении судебной экспертизы, можно тем самым нивелировать значение материалов уголовного дела.
Резюмируя все изложенное, можно прийти к выводу о том, что судебная практика по означенному вопросу разная, что свидетельствует об отсутствии единства подходов. Разумеется, для законодательного закрепления рассматриваемый вопрос слишком частный, однако для дачи разъяснений высшей судебной инстанцией в целях единообразия правоприменения вполне
заслуживает внимания.