Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Суетова Анна Дмитриевна, помощник адвоката (адвокатская контора № 31 НОКА)
Опубликовано в №04-2018
.
Уголовная ответственность за преступления в сфере незаконного оборота оружия, совершенные группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц, устанавливается частями 2,3 ст.ст. 222, 222.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Согласно положениям Общей части УК РФ и доктринальным разработкам, по ч. 2 ст. 222 и ч.2 ст. 222.1 необходимо квалифицировать преступления, характеризующиеся наличием общего умысла и сговора двух или более лиц на совместное участие в совершении преступления, последующего совместного совершения преступления с таким распределением ролей, при котором, как минимум, два лица непосредственно участвуют в совершении преступления и являются соисполнителями, а по ч.3 соответствующих статей – при наличии дополнительных признаков устойчивости и внутренней структурированности группы, ее изначальной нацеленности на совершение нескольких преступлений.
Характеристикой обоих квалифицированных составов является соисполнительство, как форма соучастия в преступлении. Однако смысловое наполнение термина «соисполнительство» не является однозначным, о чем свидетельствует правоприменительная практика, являющаяся достаточно противоречивой. В этой связи представляется необходимым уточнить особенности соисполнительства по каждому виду преступных деяний, которые предусмотрены ст.ст.222, 222.1 УК РФ, учитывая Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств».
1.Сбыт. Представляется, что соисполнителями в сбыте необходимо считать лиц, во-первых, обладавших предметом преступления, во-вторых, непосредственно участвовавших в сбыте, т.е. безвозвратно передавших права на эти предметы иным лицам. Важно отличать исполнителя от пособника – лица, способствующего сбыту советами, указаниями, предоставлением информации, устранением препятствий либо обещанием скрыть преступника, следы преступления. Тем не менее, согласно вступившему в законную силу приговору Гудковского городского суда Ростовской области двум лицам был вменен сбыт, совершенный группой лиц по предварительному сговору, хотя лицо №2 находилось в явном подчинении лица №1, права незаконного владения на предметы преступления не имело, а лишь участвовало в ношении, хранении и перевозке оружия и боеприпасов за обещанное вознаграждение (Приговор Гуковского городского суда Ростовской области от 18.02.2016 г. по делу 1-79/2016).
Сложилась парадоксальная ситуация – согласно приговору, лицом №2 было отчуждено то, чем оно не обладало, и это противоречит Постановлению N 5, где дается дефиниция сбыта.
2.Передача. Данное деяние аналогично сбыту, за исключением критерия безвозвратности – предмет преступления подлежит временному отчуждению и последующему возвращению владельцу. Соответственно требования к соисполнителям в передаче аналогичны требованиям к соисполнителям в сбыте.
3.Ношение. Ношение должно признаваться совершенным в соисполнительстве только при совместном участии нескольких лиц в перемещении предмета на теле или в ручной клади из одного пункта в другой. Например, в силу большого размера оружия или количества боеприпасов, два соисполнителя могут одновременно нести их в руках или, из-за большого веса ручной клади, разделить ручки сумки на двоих. Нахождение другого лица рядом с преступником, осуществляющим незаконное ношение, или предложения помощи не могут быть признаны соисполнительством. В этой связи представляет-ся спорным приговор суда Автозаводского района г. Н. Новгорода, которым Кривоносов А.Н. и Мокшин А.В. были приговорены к наказанию за незаконное ношение боеприпасов в составе группы лиц по предварительному сговору, в то время как осужденные осуществляли ношение самостоятельно изготовленных из свинца патронов для револьвера, периодически передавая их друг другу в целях осуществления хранения или сбыта (Приговор Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 25.07.2011 г. по делу № 1-312/2011г. 2010). Ношение лицами различных боеприпасов независимо друг от друга не требует вменения квалифицированного состава преступления.
4.Хранение. Хранение в соисполнительстве подразумевает заранее оговоренный и реализуемый умысел двух или более лиц, направленный на обеспечение сохранности предметов преступления (совместная организация тайника, поочередная проверка и т.п.). Однако Шелаболихинский районный суд Алтайского края квалифицировал как незаконное хранение боеприпасов группой лиц по предварительному сговору деяние лица Н, который при ремонте своего дома нашел патроны и затем продолжительное время хранил их в гараже. В дальнейшем Н сообщил об этом факте Н.1, и они, вступив в преступный сговор, в тот же день сбыли патроны К (Приговор Шелаболихинского районного суда Алтайского края от 23.05.2016 г. по делу № 1-37/2016). Стоит отметить, что деяния Н.1 были квалифицированы судом, исключительно как «сбыт боеприпасов группой лиц по предварительному сговору». Таким образом, Н. был единственным участником группы лиц по предварительному сговору в хранении боеприпасов, что противоречит положениям ст. 35 УК РФ.
5.Перевозка. Соисполнительство в перевозке выражается в наличии общего умысла на перемещение предметов преступления с использованием транспортного средства и одновременном нахождении соисполнителей в транспортном средстве. Не соответствует перечисленным критериям приговор Наро-Фоминского суда по делу Бисиркина Е.В. и Мышова А.С., имевших умысел на совместный сбыт пистолета и боеприпасов и впоследствии его осуществивших. Бисиркин Е.В. осуществлял перевозку предметов преступления в личном автомобиле, о чем знал Мышов А.С., но не принимал непосредственного участия в этом деянии. Суд расценил совершенную Е.В. Бисиркиным перевозку, как осуществляемую группой лиц по предварительному сговору, при этом А.С. Мышов не был обвинен в незаконной перевозке оружия (Приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 20.07.2011 г. по делу 1-119/2011). Однако, очевидно, действующий обособленно Бисиркин Е.В. не мог представлять собой группу лиц по предварительному сговору.
6.Приобретение. Признаком соисполнительства в незаконном приобретении оружия будет являться возникновение прав незаконного владения у двух или более лиц на один и тот же предмет, вследствие совершения незаконной сделки со множественностью лиц на стороне приобретателя. Однако, например, Чишминский районный суд Республики Башкортостан квалифицировал как приобретение группой лиц по предварительному сговору деяния Кутлузаманова А.Г. и Тураева А.В., хотя выехал на Северный Кавказ в целях незаконного приобретения оружия только Тураев А.В. Более того, по возвращении между лицами произошла возмездная сделка – Кутлузаманов А.Г. незаконно приобрел оружие у Тураева А.В (Приговор Чишминского районного суда Республики Башкортостан от 28.12.2010 г. по делу 1-291/2010). Таким образом, одномоментного возникновения прав на предмет преступления не происходило, а, следовательно, не было и такого преступления, как приобретение оружия группой лиц по предварительному сговору.
Подытоживая, можно заключить, что правоприменительная практика по делам, квалифицируемым по частям 2, 3 статей 222 и 222.1 УК РФ, складывается неоднозначно, что обусловлено отсутствием надлежащего подробного разъяснения Пленумом Верховного Суда РФ условий вменения квалифицирующих признаков о групповом соучастии в рассматриваемых преступлениях, в связи с чем судебные органы вынуждены руководствоваться собственным правопониманием при разрешении уголовных дел. В этой связи наиболее эффективным традиционным разрешением стала бы редакция существующего или, возможно, принятие нового Постановления Пленума Верховного Суда РФ, содержащего разъяснение об особенностях соучастия в каждом из деяний объективной стороны составов преступлений в сфере незаконного оборота оружия.