Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Спиридонов Виктор Вениаминович, адвокат адвокатской конторы Арзамасского района НОКА
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №04-2018
.
Спиридонов Виктор Вениаминович в 1985 г. окончил юридический факультет Казанского государственного университета им. В.И. Ленина. В августе 1985 года был принят в стажеры Горьковской областной коллегии адвокатов, направлен для прохождения стажировки в юридическую консультацию Арзамасского района. Второго января 1986 года принят в члены Нижегородской областной коллегии адвокатов, продолжил работу в юридической консультации (ныне - адвокатской конторе) Арзамасского района.
Неоднократно поощрялся президиумом НОКА. Награжден Медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан», имеет благодарственное письмо Законодательного Собрания Нижегородской области, занесен в Книгу почета Нижегородской областной коллегии адвокатов.
Намерение поговорить с известным нижегородским адвокатом Виктором Вениаминовичем Спиридоновым, возникло давно. Занесение его имени в Книгу почета стало поводом это осуществить.

 

– Виктор Вениаминович, что предопределило выбор Вами профессии юриста? Кем были Ваши родители?
В период с 1967 по 1978 год я обучался в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей в поселке Лаишево ТАССР (ныне республики Татарстан), где неоднократно администрацией школы организовывались встречи учащихся старших классов с незрячими адвокатами Татарской республиканской коллегии адвокатов Степановым А.А., Ивановым Э.Н., Галимзяновым Н.И. и другими. Эти адвокаты - в прошлом выпускники той же школы - рассказывали нам о своей работе, приводили интересные примеры из своей адвокатской практики.
В ходе таких встреч я сделал для себя вывод о том, что профессия адвоката является одной из самых гуманных, а адвокаты пользуются заслуженным уважением в обществе, а также что адвокатская практика поможет сделать мне мою жизнь полезной, интересной и содержательной.
Мои родители - Спиридонов Вениамин Алексеевич и Спиридонова Мария Георгиевна высшего образования не имели, но поддержали меня в моем стремлении стать адвокатом. При этом они стремились воспитать во мне чувство порядочности и привить мне такие черты характера как принципиальность, добросовестное отношение к труду и чувство ответственности.
Школу я окончил с золотой медалью, а в 1985 году с дипломом с отличием (как тогда говорили - с красным дипломом) закончил и Казанский государственный университет юридический факультет по специальности юриспруденция.
В начале августа 1985 года я по распределению Министерства юстиции РСФСР прибыл в президиум Горьковской коллегии адвокатов, а 15 августа 1985 года был зачислен в коллегию в качестве стажера.
С 01 января 1986 года я начал самостоятельную работу в качестве адвоката.
– Как проходило Ваше профессиональное становление, какие яркие воспоминания с этим связаны? Что считаете своим первым успехом на адвокатском поприще?
Мое профессиональное становление проходило довольно сложно, поскольку мне как инвалиду первой группы по зрению, т.е. человеку с ограниченными возможностями, в ходе стажировки и начального периода моей адвокатской практики пришлось преодолеть немало трудностей технического характера в освоении профессии адвоката.
При этом хочется добрым словом вспомнить моего руководителя стажировки - адвоката Комаровецкого Г.К., который в последующем стал моим наставником, а также адвоката Покровского В.Г. (ныне покойных) и других адвокатов юридической консультации Арзамасского района, оказавших мне в то трудное для меня время значимую помощь в приобретении первоначальных навыков адвокатской профессии.
В скором времени я был вознагражден.
Где-то в середине 1986 года, т.е. фактически в самом начале моей самостоятельной адвокатской практики, заведующим юридической консультацией мне было дано поручение на осуществление защиты по делу по обвинению Щипачёва А.М. по ст.ст. 108 ч.2, 15-17 ч.1 и 144 ч.1 УК РСФСР (ст.ст.111 ч.4, 30 ч.3-131 ч.1, 158 ч.1 УК РФ).
До начала моей работы по данному делу Арзамасским городским судом уже был вынесен приговор, которым Щипачёв А.М. был осужден по вышеуказанной совокупности преступлений к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Но определением судебной коллегии по уголовным делам Горьковского областного суда этот приговор был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение. В последующем судом первой инстанции дело три раза направлялось на дополнительное расследование согласно нормам действовавшего тогда УПК РСФСР.
В то время мало кто верил в хорошие перспективы защиты по этому делу, но не взирая на это я с присущим начинающему адвокату чувством необоримого энтузиазма и оптимизма тщательно изучил многотомное уголовное дело и несколько раз перед началом судебного процесса посетил подзащитного Щипачёва в ИВС с целью обсуждения позиции по делу и вопросов оценки доказательств.
Затем дело дважды по инициативе суда вновь направлялось на дополнительное расследование, но по протестам прокурора определения суда отменялись и дело направлялось на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.
Не могу утверждать, что только я, начинающий адвокат, сыграл существенную роль в деле защиты Щипачёва, но 23 января 1987 года Щипачёв А.М. приговором Арзамасского городского суда был оправдан за недоказанностью его вины по всему объему инкриминируемого ему обвинения.
Оправдательный приговор прокуратурой был опротестован, мной на протест прокурора были принесены возражения. В итоге прокурор отозвал протест.
Я торжествовал! Со свойственной молодости амбициозностью возомнил себя восходящей звездой на небосклоне Горьковской адвокатуры.
Однако факт оправдательного приговора в начале моей адвокатской практики имел место быть, и я благодарен своей профессиональной судьбе за это.
Настоящий же профессиональный успех пришел ко мне значительно позднее, где-то в начале 2000-х годов.
Этому предшествовала трагедия жителей нашего города – взрыв на станции Арзамас-1 04 июня 1988 года, в результате которого погибли люди, многие стали инвалидами.
В то время почему-то бытовало мнение, что вопросы о взрыве на станции Арзамас-1 курирует КГБ (в последующем ФСБ), в связи с чем заниматься юридической стороной дела неуместно.
Между тем, мы с тогда начинающим арзамасским адвокатом Еленой Александровной Илюшиной помогли оформить исковой материал о возмещении вреда здоровью двум группам инвалидов, пострадавших в результате взрыва (около 30 истцов), ссылаясь на причинение вреда источниками повышенной опасности – подвижным составом АО «РЖД» и взрывчатых веществ ФГУП «Завод им.Свердлова Я.М.» г.Дзержинска.
Приоритетным доказательством причинения вреда владельцами источников повышенной опасности являлось постановление КГБ СССР и генпрокуратуры РСФСР от 1992 года, в котором отмечалось, что конкретные виновные физические лица по факту взрыва на ст.Арзамас-1 установлены не были.
Несмотря на довольно не сложную гражданско-правовую ситуацию, как это не парадоксально, первоначально решениями Арзамасского городского суда в удовлетворении заявленных исковых требований было отказано.
Эти решения нами были обжалованы в суд второй инстанции, который указанные решения отменил и направил оба дела на новое судебное рассмотрение, после чего новым составом суда исковые требования были удовлетворены.
В результате, представляемые мной истцы получили ежемесячные денежные компенсации в счет возмещения вреда здоровью с последующей индексацией, что позволило этим малоимущим обездоленным людям преодолеть черту бедности.
За более чем 32 года своей адвокатской практики я провел много различных дел, результаты которых были различны. Но дело о взрыве на ст. Арзамас-1 я всегда вспоминаю с чувством глубокого профессионального и морального удовлетворения, так как результат именно по этому делу в наибольшей степени воплотил цели справедливости и гуманизма.

– Каждый адвокат в процессе своей адвокатской деятельности, конечно же, задает себе вопрос о том, что же является ключом к успеху в профессии адвоката?
– Я всегда считал, что залогом успеха в работе адвоката в первую очередь является его добросовестное отношение к работе по принятому поручению, чувство ответственности за выполняемую работу. Это является не только ключом к успешному достижению цели по какому-то конкретному делу, но и основой для создания реального имиджа адвоката. Именно об этом в первую очередь я всегда рассказывал своим практикантам и стажерам.

– Ваш сын адвокат. Вы следите за его успехами? Участвуете в его профессиональной судьбе?
Мой сын – Спиридонов Дмитрий Викторович уже более 5 лет самостоятельно работает в качестве адвоката также в Адвокатской конторе Арзамасского р-на НОКА.
Сейчас он в достаточной мере подготовлен для самостоятельной работы и наряду с обычными поручениями выполняет работу по обращению граждан с жалобами в Европейский суд и на этом поприще он уже добился определенных успехов.
Поэтому моя профессиональная помощь ему сейчас уже, по сути, не нужна, но думаю, что фактор личного примера должен по-прежнему оставаться актуальным.

– Ваше хобби?
У меня есть другое хобби - я играю в шахматы.
В 1983 году в первенстве Казанского университета в турнире с участием преимущественно кандидатов в мастера спорта я выполнил норматив первого разряда.
Правда, в шахматных соревнованиях я участвую редко: не хватает времени - адвокатская практика не терпит недостаточного внимания к себе.
После выхода на пенсию надеюсь активно включиться в борьбу за мировую шахматную корону среди незрячих.