Палата адвокатов Нижегородской области

Карта сайта На главную Написать письмо Поискпо сайту

Архив журнала за 2017 год
Архив журнала за 2016 год
Архив журнала за 2015 год
Архив журнала за 2014 год
Архив журнала за 2013 год
Архив журнала за 2012 год
Архив журнала за 2011 год
Архив журнала за 2010 год
Архив журнала за 2009 год
Архив журнала за 2008 год
Архив журнала за 2007 год
Архив журнала за 2006 год
Архив журнала за 2005 год


Особенности форм и способов защиты субъективных прав


Елена Дмитриевна Корик, адвокат адвокатской конторы Ленинского района НОКА
Опубликовано в №10-2017

Право на защиту по своему материальному содержанию включает в себя различные возможности. А именно, возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия в отношение правонарушителя (С.С. Алексеев. Общая теория социалистического права, вып. 2. Свердловск, 1964. С. 203), а также возможность обратиться к компетентным государственным органам с требованием о понуждении обязанного лица к определенному поведению (В.П. Грибанов. Осуществление и защита гражданских прав. // Изд-во Статут, М., 2000. С. 107).

Анализ указанных возможностей выявляет их неразрывную связь с характером самого защищаемого права. Поэтому они в различных сочетаниях входят в правомочие на защиту. И, кроме того, дают основание полагать, что защита субъективного права всегда осуществляется действиями управомоченного лица.

Большинство ученых полагают, что право на защиту в зависимости от конкретных обстоятельств осуществляется действиями управомоченного лица или компетентных органов. В последнем случае рассмотрение в установленном законом порядке обращения заявителя представляет собой процессуальную форму реализации права на защиту (В.П. Грибанов. Осуществление и защита гражданских прав. // Изд-во Статут, М., 2000. С. 108).

В целом соглашаясь с высказанной позицией, заметим однако, что основным элементом такой формы защиты является обращение лица, право которого было нарушено. Поэтому думается, что защита права сводится к действиям активного субъекта. Которые, в свою очередь, предполагают либо самостоятельные личностные акты, либо акты по обращению к компетентным органам. Последние, обладая определенным арсеналом средств государственного принуждения, несомненно, занимают в механизме защиты субъективных прав важное место. Однако, видятся лишь одним из значительных его элементов и не могут претендовать на исключительность своего положения.

Таким образом, объективным представляется рассматривать категорию защиты как совокупность действий правообладающего субъекта, направленную на реализацию возможностей, предоставляемых мерами воздействия в отношении обязанного лица в целях сохранения или восстановления принадлежащего ему права.

Отдельно следует отметить, что несмотря на отсутствие нормативной закрепленности, действия, направленные на защиту того или иного субъективного права, должны, прежде всего, отвечать принципу эффективности. Классификация юридических фактов, относящихся к основаниям защиты, позволяет не только определить момент возможной реализации защитных действий, но и выбрать наиболее результативные из них. Тщательного рассмотрения, таким образом, заслуживает такое основание защиты как угроза. Поскольку угроза нарушения субъективного права влечет реальную возможность уничтожения или существенного повреждения какого либо имущественного или не имущественного блага, действия, реализуемые при наличии такого основания, должны носить превентивный характер.

В настоящее время способы защиты при угрозе нарушения субъективных прав регулируются, в основном, ст. 12 ГК РФ и сводятся во многом к самозащите, которая на практике представляет собой пресечение правообладающим субъектом нарушающих действий. Указанное дает основания полагать, что имеется объективная необходимость расширения закрепленных законом полномочий правообладателя. Так, ст. 1252 ГК РФ содержит возможность предъявления требования о пресечении действий, создающих угрозу нарушения, как к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, так и к иным лицам, которые могут пресечь такие действия. Однако действие указанной нормы существенно ограничено, предусматривая в качестве своего объекта только исключительные права.

Проведенный анализ выявляет необходимость законодательного закрепления не только возможности на осуществление самостоятельных действий по пресечению угрозы, но и требования совершения определенных действий со стороны других лиц, а так же на обращение в случае необходимости к принудительной силе государственного аппарата для реализации такого права. Представляется, что легализация названного комплекса действий будет способствовать недопущению нарушений субъективных гражданских прав.

 

© 2010-2017 «Палата адвокатов
Нижегородской области»
603005, г. Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Тел: (831) 433-16-22, 433-39-98
E-Mail: advpalatann@mail.ru
Администрирование сайта
Компания "АйТи Груп"