Палата адвокатов Нижегородской области

Карта сайта На главную Написать письмо Поискпо сайту

Архив журнала за 2017 год
Архив журнала за 2016 год
Архив журнала за 2015 год
Архив журнала за 2014 год
Архив журнала за 2013 год
Архив журнала за 2012 год
Архив журнала за 2011 год
Архив журнала за 2010 год
Архив журнала за 2009 год
Архив журнала за 2008 год
Архив журнала за 2007 год
Архив журнала за 2006 год
Архив журнала за 2005 год


Юриспруденция и магия


Абрамов Андрей Александрович, адвокат Областной адвокатской конторы НОКА

Опубликовано в №12-2016

 

 

 

 

 

Не помню, где я впервые услышал эту мысль, просто мысль, я уж точно не читал на эту тему кого-то научного труда, мысль, что юриспруденция имеет исток, или, по крайней мере, сходна с магией, а деятельность юристов имеет что-то общее с заклинанием и колдовством. И действительно, каждый юрист прекрасно знает, что в праве очень много разнообразной фантастики.

Но не такой фантастики, как в «Звездных войнах» или «Властелине колец». Фантастичность последних мы не воспринимаем серьезно, хотя в полной мере можем ощутить реальность происходящего в выдуманных ими мирах, когда погружены туда при просмотре или чтении. Тем не менее, все равно это погружение происходит, скорей, на уровне эстетики, а ее, уж так получилось, мы склонны относить к сфере развлечений. 

Эстетика фантастического, обособленного мира пропадает, когда проходит «потехи час» и настает время дела. Именно к такой сфере, сфере дела, деловых отношений относится юриспруденция. Эстетическое же наслаждение от чтения какого-нибудь кодекса мог получать разве что Кафка. Во всяком случае, написаны эти кодексы, законы, постановления и прочее, хотя бы по замыслу их авторов, не для развлечения. Но при этом, как я уже говорил, в них также достаточно фантастики. Возьмем самые очевидные примеры. В мире права возможна ситуация, когда живого человека, который где-то живет, чем-то занимается, общается с другими людьми, при определенной юридической процедуре можно признать умершим. Это не будет правдой. Человек, которого признали умершим, не умрет (это не приговор к смертной казни). Но будет считаться таковым. Будет считаться мертвым для других людей, а также, что еще более драматично, для себя самого. 

В правовой сфере с жизнью человека связано множество юридических процессов и отношений. Например, собственность на какие-то вещи. После смерти эти вещи переходят кому-то по наследству. То есть после признания живого человека умершим запустятся эти механизмы по переходу его вещей другим. Чтобы этому бедняге, признанному мертвым, вновь стать живым, то есть вновь появиться в правовом поле в таком статусе, не достаточно просто сказать: «Посмотрите на меня, я живой, вот он я!». Нет. Ему нужно тоже прибегнуть к юридическому волшебству: организовать определенные юридические процедуры, чтобы отменить ранее изданный некой бюрократической инстанцией документ, признающий его умершим, либо добиться принятия нового документа, в котором будет сказано, что такой-то является живым.

Что это – некромантия или чудо, когда простой человек умирает и воскресает у нас на глазах? Понятно, что никто не верит, что эти факты и вправду случились. Но закон отнюдь не требует от нас веры (на субъективном уровне) в смерть человека, а требует лишь вести себя так, будто он мертв. То есть на деле мы относимся к юридической фантастике, как к реальности, со всей необходимой серьезностью. И в эту серьезную игру сообща играет масса людей: юристы, судьи, приставы-исполнители. Одним словом – государство.

Еще один пример – так называемые юридические лица. Когда юристы говорят «лицо», они имеют в виду личность, персону, то есть, опять же, человека. Но в мире права действуют далеко не только люди. Что касается людей в общепринятом смысле слова, людей, обладающих плотью и кровью, то таких людей юристы называют физическими лицами. Но кроме физических лиц, (или более странное словосочетание) физических людей, юриспруденция создала еще другой тип людей, «как бы» людей, но на самом деле бесплотных големов, которых назвала юридическими лицами. Природа последних такова, что они (в отличие от голема из еврейской легенды, который, как известно, был сделан из глины, а оживлен вложенным ему в рот текстом «тетраграмматоном») состоят только из текста. Путем написания, изменения, стирания этого текста юридическое лицо рождается, живет и умирает. Однако действия, которые совершает юридическое лицо, вполне реальны и осязаемы. Оно может создавать новые вещи, участвовать в их обмене, вступать в различные отношения (за некоторыми исключениями) с другими, в том числе физическими, людьми. Юридические лица, как и мы, имеют имена. А их деятельность может иметь колоссальные последствия. Такими юридическими лицами являются организации, корпорации и, в конечном счете, государство – в таком образе юридическое лицо достигает своего величия, превосходящего величие любого конкретного человека.

Но изначально юридическое лицо – это лишь фантазия и сказка. Но сказка воплощенная. Сказка, в которой мы все живем и трудимся, ведь зачастую нашими работодателями являются именно юридические лица.

Конечно, за юридическими лицами стоят обычные живые люди, которые их создают. В принципе, юридическое лицо может создать один человек. Он один будет им управлять. Но что это на самом деле значит? Все действия юридического лица – это действия человека, который его создал. У них одна жизнь на двоих. Но с юридической точки зрения – это два разных лица, два разных человека, с разной судьбой и ответственностью перед законом и обществом. Не исключается даже, что человек, создавший юридическое лицо может, например, украсть у него что-то и будет наказан за это, хотя на первый взгляд – это кража у самого себя. И это не шизофрения и не раздвоение личности. Созданное нами из такой хрупкой материи, как наши же слова (почти что наши сновидения!), существо отчуждается от нас настолько, что становится нам бесконечно чужим. Хотя Шекспир писал, что и «Мы созданы из вещества того же, что наши сны. И сном окружена вся наша маленькая жизнь».

Как же тогда такую привычную нам и в то же время невероятную конструкцию как юридическое лицо можно назвать иначе? Робот, виртуальный человек, призрак? Такого рода фантастические существа обитают в сфере права уже, наверное, сотни лет. Но никто, подобно атеистам, отрицающим религию, не пытается воззвать к разуму и отринуть эти предрассудки. И, я думаю, не только потому, что в них есть какая-то практическая целесообразность.

Приведу также пример, который лично мне нравится всех больше. Как бы хотелось каждому из нас возвратиться назад в прошлое и исправить какие-то наши ошибки или повести себя в той или иной ситуации по-другому. Но, к сожалению, возвратиться в прошлое невозможно, как и заглянуть в будущее. Но, как ни странно, в волшебном мире юриспруденции существует возможность вмешаться в прошлое и несколько поменять его. Эта операция называется обратной силой закона. Как она работает? Например, сегодня закон говорит: «Красть 100 рублей нельзя». Кто-то крадет 100 рублей, и его наказывают. Но завтра закон меняет мнение и запрещает красть 200 рублей, но 100 рублей – можно. И тот, кто украл 100 рублей вчера, получается, уже не нарушил закон, наказание с него снимается. Хотя на тот момент, когда он крал, он его нарушал. Таким образом, закон меняет прошлое этого человека. Этот человек не возвращается в прошлое, чтобы его изменить, отказаться от своего поступка и не красть, чтобы не быть наказанным. Это закон возвращается в прошлое, чтобы изменить статус поступка этого человека с «преступление» на «не преступление», с «грех» на «не грех». Что получается в результате? Человек думает: «Я совершил грех, теперь мне плохо». А закон ему говорит: «Я вмешался в твое прошлое, теперь ты не совершал никакого греха, твоя совесть чиста». Понятно, что это не религиозное отпущение грехов. Это – совершение невозможного, а именно путешествие во времени, то есть удел чисто фантастического жанра.

Конечно, мне могут возразить, что для описанных явлений уже есть название «юридическая фикция». Но такой термин – фикция – не отражает сути. Фикция – это ложь, мираж, что-то такое, что исчезнет, стоит только пролить на него свет разума. Но это ни в коем случае не относится к тому, о чем я сказал выше. Одним только умственным усилием нельзя разрушить юридические конструкции. Нельзя сказать, к примеру: «Я не верю в юридическое лицо», чтобы оно перестало существовать. Нельзя, перестав верить в юридических призраков, добиться их исчезновения, чтобы в мире остались только так называемые «реальные», осязаемые объекты – люди, животные, вещи. Как, возможно, сказал бы Ницше, эти правовые построения находятся по ту сторону оппозиции «вера и разум», не являясь ни тем, ни другим. Поскольку они, в отличие от единорога или минотавра, существуют без веры в них, но и не совсем поддаются разумному объяснению.

Другой гранью вопроса о родстве магии и юриспруденции является, пожалуй, важнейший элемент колдовства – заклинание. Что мы знаем о заклинаниях из таких авторитетных источников как, например, телепередача «Битва экстрасенсов» или произведения о Гарри Поттере? А то, что заклинание – это определенная последовательность букв, слов, фраз. Будучи произнесенной правильно, эта последовательность преобразует реальность, переводит ее из одного качества в другое.

Что же делают юристы, когда, скажем, пишут судебный иск или договор? Они выстраивают такие словесные последовательности. Правильная последовательность преобразует реальность, в результате чего меняются статусы людей и вещей: вещи приобретаются и отчуждаются, люди становятся богачами и банкротами, супругами и родителями и так далее. Неправильная последовательность не дает никаких результатов. Еще в древнем Риме договоры зачастую заключались путем произнесения некой словесной формулы, правильность которой гарантировала успех сделки. Не исключено, что какая-то другая словесная формула должна была вызывать болезнь или наоборот – излечивать ее. Как раз всем известное магическое слово «abracadabra», к примеру, являлось заклинанием против различных болезней, оно переписывалось несколько раз, но каждый раз без последней буквы. Считалось, что с каждым переписыванием сила беса, вызвавшего болезнь уменьшалась. Чем не юридическая формула? Так, чем дальше в древность истории мы пытаемся заглянуть, тем больше правовые и прочие светские, деловые отношения переплетаются с мистическими, вплоть до смешения.

Однако в случае с современной юриспруденцией к «колдовству» адвокатов, нотариусов и судей не относятся как к чуду или мистике. К этому относятся с серьезным выражением лица, ведь это реально (а не эстетически) влияет на человеческие судьбы.

И то, что я называл здесь магией и колдовством, конечно, не воспринимается в обществе таковым. А воспринимается это, как обычный ход вещей, правда жизни, ничего особенного. Каждый человек вовлечен в те или иные правовые бюрократические процедуры. И, как правило, над ними не задумывается, во всяком случае в таком экзотическом контексте.

Однако иногда некоторые люди, писатели, такие как Кафка и Гоголь, нет-нет да и вывернут для нас наизнанку мир бюрократии, от которого повеет вдруг древним ужасом, таким, с которым, по всей видимости, имел дело человек в далеком прошлом, ужасом прямого столкновения с потусторонним, необъяснимым и магическим, ужасом проклятий и тайных сил.

Нам, современным людям, кажется, что мы утратили с этим связь. Возможно, некоторые из нас испытывают ностальгию и голод по магии, и, возможно, этим объясняется увлечение экстрасенсами и тому подобным.

Но там, где мы пытаемся искать такого рода явления – у хиромантов и потомственных ведьм – там их, скорее всего, нет. Мне представляется, что они есть там, где никто бы не подумал искать – на самом видном месте. В скучном мире бюрократии и юриспруденции, где ежедневно свершается унылое, заурядное колдовство и сотворение демонов в невзрачных кабинетах налоговой службы или суда.

 

© 2010-2017 «Палата адвокатов
Нижегородской области»
603005, г. Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Тел: (831) 433-16-22, 433-39-98
E-Mail: advpalatann@mail.ru
Администрирование сайта
Компания "АйТи Груп"