Палата адвокатов Нижегородской области

Карта сайта На главную Написать письмо Поискпо сайту

Архив журнала за 2017 год
Архив журнала за 2016 год
Архив журнала за 2015 год
Архив журнала за 2014 год
Архив журнала за 2013 год
Архив журнала за 2012 год
Архив журнала за 2011 год
Архив журнала за 2010 год
Архив журнала за 2009 год
Архив журнала за 2008 год
Архив журнала за 2007 год
Архив журнала за 2006 год
Архив журнала за 2005 год


Вопросы «доступности» правосудия в контексте КАС РФ


Софронова Дарья Александровна, стажер адвокатской конторы № 15 НОКА
Опубликовано в №10-2016

 

 

 

 

Неоднократно обсуждалось положение статьи 55 КАС РФ, устанавливающей требование о наличии высшего юридического образования у представителей сторон для участия в административном судопроизводстве. Не меньший интерес представляет норма ч.9 ст.208 КАС РФ, согласно которой при рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде субъекта РФ, в Верховном Суде РФ граждане, участвующие в деле и не имеющие высшего юридического образования, ведут дела через представителей, отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 КАС РФ.

Данное законоположение во взаимосвязи с ч.1 ст.55 КАС РФ стало предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ в сентябре 2016 года в связи с обращениями граждан для проверки их конституционности (Определение КС № 1781-О от 27.09.2016г., Определение КС № 1782-О от 27.09.2016г., Определение КС № 1783-О от 27.09.2016г., Определение КС № 1784-О от 27.09.2016г.). 

По мнению заявителей, данные нормы противоречат статьям 17 (часть 2), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 48 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции РФ, поскольку препятствуют гражданам, не имеющим высшего юридического образования, как в непосредственной судебной защите их прав по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, так и в защите через выбранных ими представителей, если последние также не имеют высшего юридического образования.

Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалоб заявителей, не усмотрев неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный в деле заявителей закон как необходимого основания к рассмотрению дела и вынесению по нему итогового решения в форме постановления. 

Как разъяснил судебный орган конституционного контроля, из права каждого на судебную защиту его прав и свобод не вытекает возможность выбора гражданами по своему усмотрению способов и процедур судебной защиты, определение особенностей которой, в том числе и запрет ведения дел гражданами без юридического образования, является дискрецией федерального законодателя. В данном случае условия использования способа защиты прав могли быть обусловлены спецификой предмета спора (вопросы права, а не факта) и тем, что по своей природе обжалование гражданином нормативного правового акта не ограничивается только определением его прав и обязанностей, но и затрагивает правовые интересы всех лиц, которые попадают в сферу регулирования этого акта. 

При этом Конституционный Суд РФ указал, что не исключается правомочие законодателя в целях оптимизации процедур, связанных с необходимостью устранения из правовой системы нормативных положений, противоречащих закону, посредством их судебного оспаривания, внести в КАС РФ соответствующие изменения и дополнения.

В свете законодательных нововведений об участии в деле в верховном суде субъекта РФ или Верховном суде РФ по названной категории только лица с высшим юридическим образованием, представляет интерес проблематика обеспечения права на правосудие, в том числе, с учетом позиций Европейского суда по правам человека. 

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту и доступ к правосудию относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. 

Пункт 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет право каждого на суд. 

При этом, как указано в Постановлении ЕСПЧ от 21 февраля 1975 г. по делу «Голдер против Соединенного Королевства», доступность суда - право каждого требовать судебной защиты и общий запрет на отказ в судебной защите - является одной из обязательных составляющих права на суд. 

«Доступность» суда представляет собой совокупность условий, создающих возможность для беспрепятственного обращения всякого заинтересованного лица в национальный суд за защитой своих нарушенных или оспоренных прав. Причем обеспечение реализации права на суд в аспекте доступа к суду может быть достигнуто двумя взаимообусловленными способами.

Первым способом реализации доступа к правосудию является недопущение создания препятствий (юридического, политического или технического характера), которые затрудняют или вовсе исключают возможность для граждан и юридических лиц реализовать свое право на суд.

Второй способ - совершение государством необходимых позитивных действий для создания условий для беспрепятственного обращения всякого заинтересованного лица в суд за защитой своих нарушенных или оспоренных прав, т.е. облегчение доступности суда.

Важным является наличие рекомендательных норм Совета Европы, направленных на оказание помощи гражданам в реализации их права на судебную защиту. Согласно Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. R(81)7 о способах облегчения доступа к правосудию государствам-членам рекомендовано возложить на судебные органы обязанности по информированию общественности о процессуальных нормах, порядке обращения в суд, о предусмотренных законом требованиях к такому обращению и необходимые в связи с этим документы. 

Вследствие сказанного нарушением права на суд может быть признано как создание препятствий для обращения в суд заинтересованного лица, так и неисполнение государством позитивной обязанности по облечению доступа к правосудию.

При этом ограничение или лишение определенного лица (категории лиц) права самостоятельно инициировать возбуждение дела, а также отсутствие возможности обжаловать в суде решение (действие), затрагивающее права и законные интересы лица, относятся к обстоятельствам, препятствующим реализации права на доступ в суд. 

Безусловно, право на суд в аспекте «доступности» суда не рассматривается Европейским судом как абсолютное - оно может быть ограничено, например, в интересах надлежащего отправления правосудия. В частности, такие ограничения могут быть предусмотрены законом в отношении лиц, склонных к сутяжничеству, душевнобольных на время их лечения, а также в других исключительных случаях, преследующих легитимную цель (например, установление национальным законодательством пресекательных процессуальных сроков, исключительной подсудности и т.п.). Однако вводимые государством ограничения доступа к правосудию должны преследовать законную цель, быть соразмерными ей с точки зрения используемых средств, учитывать баланс публичных и частных интересов и не должны абсолютно лишать лицо права на суд, наносить ущерб самой сути этого права (Постановление ЕСПЧ от 14 марта 2013 г. по делу «Олейников против России» (Oleynikov v. Russia, N 36703/04).

В этой связи закономерно возникает вопрос: можно ли говорить об отсутствии препятствий в реализации права на суд при установлении требований об образовании в отношении участников административного судопроизводства? Если такие препятствия создаются, являются ли они обоснованными и соразмерными? Вероятно, в будущем ЕСПЧ также выскажет мнение относительно рассматриваемой проблематики, что может способствовать приданию большей ясности данному аспекту права на суд. В настоящее же время мы имеем четко высказанную позицию Конституционного Суда РФ. 

Стоит  также отметить, что в последнее время наблюдается тенденция к ограничению возможности обратиться в суд всякому, кто желает защитить свои права и получить ответ на спорный вопрос от органа правосудия. На подобные изменения действительно есть причины, заключающиеся в стремлении повысить качество судебных разбирательств, а также в большой нагрузке судебных органов. 

Для целей сокращения чрезмерной рабочей нагрузки судов целесообразно принятие таких мер, как содействие, где это необходимо, примирению сторон; определение соответствующих органов, не входящие в судебную систему, в которые могут обращаться стороны для разрешения исковых споров на небольшие суммы и по вопросам некоторых конкретных областей права; упрощение доступа к альтернативным способам разрешения споров и повышения их эффективности в качестве процедуры, заменяющей судебное разбирательство и другие.

Однако представляется, что легитимная цель освободить государственные суды от «загруженности» не должна обеспечиваться таким способом, как ограничение права на обращение в суд по образовательному признаку. 

Помимо прочего, в связи с указанными изменениями, закономерно возникает увеличение нагрузки на адвокатов и, как следствие, увеличение их числа, что не всегда сопутствует сохранению качества их деятельности. 

При рассмотрении проблемы статуса участников спора по правилам статьи 208 КАС РФ немаловажным является то, что дела об оспаривании нормативно-правовых актов органов власти не входят в перечень случаев, когда адвокат как допустимый представитель интересов в рассматриваемом споре может быть назначен по определению суда, и не входят в перечень случаев оказания бесплатной юридической помощи.

Таким образом, право на судебную защиту прав и свобод, гарантированное ст.46 Конституции РФ,  при их нарушении каким-либо нормативно-правовым актом  и при отсутствии финансовой возможности воспользоваться услугами адвоката сводится к необходимости обращения за помощью для представительства к любому иному лицу, имеющему высшее юридическое образование.  Этим потенциальным представителем может быть либо юрист-профессионал, не имеющий статуса адвоката, но при наличии у него достаточной квалификации и опыта стоимость его юридических услуг будет стремиться к стоимости адвокатских услуг; либо любое обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование лицо, то есть даже выпускник юридического факультета или начинающий юрист.  Однако эффективность от такого представительства вряд ли будет высокой.

 Поэтому возможность обжаловать нормативно-правовой акт гражданином - не юристом, не обладающим для этого финансовыми ресурсами, но считающим свои права нарушенными, практически исключается. 

В связи со сказанным неизбежно возникает необходимость определить, каким образом соотносится положение об установлении образовательного ценза для реализации права на судебную защиту с конституционной нормой о равенстве всех перед законом и судом, гарантированной статьей 19 Конституции РФ, в ее взаимосвязи с ч.3 ст. 55 Конституции РФ о допустимости ограничения прав и свобод лишь только в определенных целях.

 

 

© 2010-2017 «Палата адвокатов
Нижегородской области»
603005, г. Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Тел: (831) 433-16-22, 433-39-98
E-Mail: advpalatann@mail.ru
Администрирование сайта
Компания "АйТи Груп"