Палата адвокатов Нижегородской области

Карта сайта На главную Написать письмо Поискпо сайту

Архив журнала за 2017 год
Архив журнала за 2016 год
Архив журнала за 2015 год
Архив журнала за 2014 год
Архив журнала за 2013 год
Архив журнала за 2012 год
Архив журнала за 2011 год
Архив журнала за 2010 год
Архив журнала за 2009 год
Архив журнала за 2008 год
Архив журнала за 2007 год
Архив журнала за 2006 год
Архив журнала за 2005 год


Пропало «Дело»



Михаил Иванович Федоров, адвокат (филиал Воронежской областной коллегии адвокатов «Адвокатская контора Федорова М.И.», писатель, постоянный автор журнала «Нижегородский адвокат».
Опубликовано в №07-2016



Рассказ


1


Зазвонил сотовый. Адвокат Федин решил сначала выведать, кто звонит: прикинулся неслышащим. Так он поступал последние дни, скрываясь от следователя по делу племянницы бывшего министра. Одна из коллег Федина подсуетилась, и его стали ужимать с оплатой. А за так он работать не захотел...

Когда раздалось: «Это Иван Михайлович?..» – он замер. «Это Федин?..»  

– А его нет, – сходу ответил он, испугавшись. 

– А где он?

– Да он…. А кому позвонить?..

– Срочно позвонить судье Григорию Мансуровичу…

«Но сегодня нерабочий день. Суббота», – промелькнуло в голове. «Лучше позвоню со стационарного телефона». 

Снял трубку с аппарата. Прочитав за стеклышком сотового телефона номер звонившего ему судьи, набрал его. Раздалась призывная музыка, потом ответили. 

– Григорий Мансурович, это адвокат Федин, – бодро представился. 

Он думал, что судья попросит донести какую-нибудь бумажку. В четверг ему пришлось трижды ездить из суда домой, печатать и перепечатывать ходатайства. 

– Куда вы пропали?! Я вас целый день искал?! – мужчина как с цепи сорвался. 

Федин опешил. Но промолчал, не зная, что ответить. А судья продолжал:

– Ваш клиент унёс дело… Я ему дал, а он с ним скрылся… Пусть срочно вернёт!..

– Какой ужас! – вырвалось у Федина.

По спине пробежал холодок. Такого, чтобы он сам или его клиенты уносили из суда дело, не случалось. Подобное строжайшим образом запрещалось.

– Где ваш… – летело из трубки. 

– Зайцев… – адвокат вспомнил фамилию клиента. Я с ним разговаривал… Едет в Воронеж…

– Пусть срочно везет дело! Я сейчас приеду в суд…

– Но я… не знаю… Да и как такое могло случиться? – Федин не говорил, а лепетал.

– Что не знаю?! Звоните и скажите: без дела пусть не приходит! 

– Я сейчас… 

Теперь с сотового снова набрал номер Зайцева:

– Леша, судья говорит, ты дело унес…

– Да Вы что?! Иван Михайлович, я расписался в листках и отдал… 

– А дело он давал тебе?

Перед глазами возник томик листов на двести, где хранились протоколы, объяснения, справки. 

– Давал. 

– Ты ему вернул?

– Вернул. Он еще мантию надел, и я ему в коридоре…

– Я тоже не сомневаюсь, что вернул… Чушь какая-то…  

Федин не успел отключить телефон, как тот снова затренькал.

– Ну что? – спросил судья.

– Да он говорит, что Вам вернул…

Еще не успел закончить фразу, как из трубки понеслось:

– Какое отдал! Мы видеокамеры просмотрели: он взял материал, сказал: «Я пошел в туалет» – и вышел с ним… 

– О, Боже!

– Так что либо с делом пусть приходит, либо я его арестую! Это надо же так, Вы меня просите за него, просит уважаемый человек, а он…

Федин вспомнил, как ходил в областной суд и просил знакомого судью помочь: «Гаишники слепили дело. Да, был выпивши, но не управлял. Тогда за что его лишать!» И уговорил только тогда, когда сказал: «Я за работягу прошу». Знал, что его протеже не переносит богатеев.

– Подставили двух судей… – летело из телефона.

Федин почувствовал, как под мышками повлажнело.

Он не был таким вспотевшим даже после утренней разминки.

– Как Вы теперь зайдете в суд… В областной… Да с Вами разговаривать никто не будет… – стыдил Григорий Мансурович.

Федин даже не оправдывался. Понимал, как подмочили его репутацию.

– Я жду!

– Во сколько прибыть?

– В десять…

– Мне Зайцеву звонить?

– А кому же! Вы его адвокат… – произнес и потом резко: – Дайте мне его сотовый…


2


Рядом с Фединым притормозила «Нива».

– Иван Михайлович, он мне угрожал…

Из открытого окна на него смотрел худощавый водитель с головой, казавшейся маленькой от короткой стрижки. Его смоляную от загара грудь прикрывала синяя майка.  

– Сказал: наручники наденет… Если не верну дело… – руки Зайцева на руле машины тряслись.  

До Федина дошло: боится ехать один.

Хотел отругать: почему снова в майке? И в четверг в суд угораздило так прийти. Но промолчал.  

– Ладно, сейчас поедем… 

«Нива» припарковалась в тени тополей под окнами районного суда. Федин и Зайцев прошли к крыльцу, поднялись по ступенькам. Дверь оказалась закрытой.

«Ведь суббота!»  

Тут щелкнул замок, створка двери отошла, выглянул охранник. 

– Мы к Григорию Мансуровичу…

– Он не пришёл…

Хотел спросить разрешение посидеть в холле, но Зайцев потянул в тень клена, около которого тянулась металлическая оградка.

Они сели на верхнюю планку ограды.

Федин нервничал:

– Никак покоя не дадут…

– Я ехал, а он мне угрожать… – не умолкал Зайцев.

– А ты чего хотел, дело пропало…

– Он и говорит: «Посажу, если не вернешь. А как я верну?»

– Ты вспоминай все до деталей, как оказалось у тебя дело, как вернул… Ну, расскажи, как все было…

– Да уже и не помню… У меня в голове все смешалось…

Сидели под кленом. Ждали.

– Скоро он там? – спрашивал Зайцев.

– Но я звонить ему не буду… 

– Понятное дело…

– Может плюнуть на все и уйти? – спросил Зайцев.

– Это только подтвердит, что ты взял дело… 

Зайцев стал вытягиваться. Спина выпрямилась. Повел рукой.

– Что с тобой? – спросил Федин.

–  Да так… Плывет…

– Ты потерпи... 

Федин присел:

–  Ну как? Кружится?

– … И сердцебиение… – Зайцев одной рукой держался за грудь, а другой промокал платком лицо.

Федин еще больше разнервничался: сейчас появится судья и, не дай Бог,  набросится, и Леха окочурится. Еще трупа им не хватало! 

«Нет, что-то надо предпринимать».

– Как вызвать «скорую»? – подошел он к охраннику, который сидел за стеклом в будочке.

Думал, тот предложит городской телефон, но охранник не проявил никакого интереса. 

Стал вспоминать, как звонить с сотового...


3


 Федин с боязнью смотрел на Зайцева. Тот сидел с еле приоткрытыми глазами и держался рукой за грудь. 

Тревога усиливалась.

Федин проклинал себя, что утром включил сотовый телефон. Что ответил на вызов. Пусть бы судья еще день дозванивался, но не заваливал бы в субботу своими проблемами.

«Я-то причем? У него дело пропало. Пусть и расхлебывает.  Пропало в пятницу. А я в пятницу в суде вообще не появлялся».

Если бы Зайцеву не стало плохо, он бы плюнул и ушёл. Но теперь его связали по рукам и ногам пропавшее дело и больной клиент. 

–  Ну, где же «скорая»? –  взмолился Федин.

Вместо обещанных десяти часов судья появился в десять часов сорок пять минут. Он вошел в холл твердой походкой. 

–  Приехал… Где дело? –  осмотрел Зайцева.

Федин подумал: сейчас разнесет в пух и прах и искал слова, как этого избежать.

Но вперёд вышел охранник:

– … «скорую» ждут…

Квадратная спина судьи сгладила углы. Сжавшиеся кулаки разжались.

Федин ждал: «Симулянт!», но прозвучало более мягкое:

Позвал адвоката с клиентом за собой. 

Пока они поднимались за судьей на третий этаж, Федина терзало: «Наедет или смилостивится?» 


Они снова оказались в маленьком кабинете, где провели весь четверг: судья рассматривал их дело с утра до вечера, умудряясь одновременно заниматься другими. Его кабинет кишел, как муравейник, в нем появлялись и пропадали прокуроры, мигранты, феэсбэшники, полицейские, мелкие хулиганы, следователи, грабители.

Одни с папками, другие в наручниках. 

В такой суматохе Федин всё-таки улавливал редкие минуты, когда мог что-то донести до Григория Мансуровича.

К счастью, теперь был выходной. Суд и кабинет пустовали. Судья сел за стол, на котором папок лежало на порядок меньше, чем в четверг.

Федин опустился на стул напротив и всматривался в корочки на столешнице. Вдруг увидит дело Зайцева.

Водитель опустился на крайний стул. 

Григорий Мансурович разглядывал его загоревшее лицо, майку, жилистые руки.  

– Не принес… Подставил нас, – показал пальцем на свою и адвоката головы. – Что ж, сидеть тебе, дружок… Я хотел дать тебе время одуматься… 

Зайцев молчал. 

Его молчание злило Федина: удар приходилось принимать на себя. 

– А может, где-то затерялось в суде… – заговорил и не договорил адвокат.

Судья разве что не заехал:

– В каком суде?! На видеокамере видно, как он ходит по коридору с бумагами! Потом выходит на улицу…

– Может, между папками…

– Что Вы несете?! Вы все не верите, что он украл?!

–  Но всякое бывает…

–  Хватит! – судья ударил кулаком по столу.

Столешница подпрыгнула.

 – Что ты в рот воды набрал? Скажи, как было… – адвокат готов был наброситься на клиента.

– Я Вам его отдал, – Зайцев смотрел на судью.

– Тебя жизнь ничему не научила! – распалялся тот и тут же сбавлял пыл. – Пусть меня накажут, но я тебя сотру! 

Вдруг судья выскочил из-за стола. 

– Честно скажи, ты его сжёг? – схватил Зайцева за майку. Та вытянулась, как полотенце. 


Тут открылась дверь и в проходе появились крепыш и пожилая женщина в белых халатах.

– Кто тут больной?.. – спросила женщина.

– Вот он, – выскочил вперед адвокат, показывая на Зайцева. – Он…

Майка на Зайцеве висела, как чулок. 

– У него кружилась голова… Сердцебиение… – говорил Федин.

– Где будем осматривать? – оглядела комнату женщина.

– Может, там? – адвокат показал в конец коридора на дверь в холл. 

Старался скорее вывести водителя из под удара. 

Понимал, что судья может Зайцева и прибить.

4


В холле Зайцев опустился на банкетку. Женщина поставила чемоданчик на стол. Мужчина достал тонометр, надел манжетку на руку Зайцеву. 

Судья стоял рядом и пристально следил за происходящим.  

Федин его успокаивал:

– Если что, у меня материал отснят. Можно восстановить…

– А мне это надо?! – сверкнул глазами Григорий Мансурович. – Пусть он восстанавливает… 

 Мужчина в халате посмотрел на тонометр.

– У вас какое свое давление? – спросил он у Зайцева.

– Не знаю, – пожал тот плечами.

Федин замер: сейчас врач разведет руками и скажет: «Здоров». А судья разразится: «Симулянт». И еще больше позора падет на адвоката.

И тихо-тихо попросил:

– Что-нибудь ему пропишете…

– Мы ему укол сделаем…

– От чего? – стараясь скрыть радость, спросил Федин.

– От давления… И сосудорасширяющий…

– Волноваться надо меньше, – добавила женщина в халате. – Всё пройдет…


Ждал: судья снова позовет в кабинет.

Но тот:

– Иван Михайлович, отведите клиента домой. И в понедельник в 9 утра все ко мне. Будем смотреть видеозапись…

«Видеозапись так видеозапись», – подумал Федин и сказал:

– Но у меня в десять утра суд в другом районе.

– Ничего, мы туда позвоним, что задерживаетесь. Вы его только до дома проводите...

– Конечно… Как, голова кружится?

Зайцев повел рукой. 

Тут раздался звонок сотового. Федин разглядел номер: звонил судья, который помогал Зайцеву. 

Упреждая возможные упреки, нырнул в коридор и:

– Кошмар! У меня такого не было! Я в шоке! Подставил Вас… Не знаю, как вылезти из этой задницы… Да, может и в суде где-то… Пусть ищут…

А когда вернулся в холл, Григорий Мансурович спросил:

– Оттуда? – показал пальцем наверх. 

– Да…

– Я ему тоже вчера звонил…

Федин хотел сказать: «Да у себя лучше ищите!» 

Но промолчал, боясь вызвать новую бурю.

– Вы ему скажите, дело не вернет, будет сидеть! И Вас будут таскать… 

Такими словами простился судья с адвокатом и Зайцевым.   

– Ну что, можешь идти? – Федин посмотрел на застывшего колом водителя. 

Тот еле поднялся. 

Тихо спустились с третьего этажа, вышли на порожки суда, на которых жарило солнце.  

Не обращая внимания на солнцепек, направились к «Ниве».

Около дверцы машины Зайцев опустился на колени.

– Плохо? – снова испугался Федин.

Зайцев вытирал пот со лба.

– Ума не приложу… Что я скажу ему в понедельник… – медленно произнес.

– Раз ты не брал, стой на своём…

5


Федин думал, что теперь его забудут. – Ну, слава Богу… Отделался… 

Снова позвонил судья и прочитал ему мораль:

– Как вы подставили двух судей… Вас же теперь на порог в суд не пустят… Связаться с вором… Почему Вы вчера прятались от меня?..

– Я не прятался…

– Но не отвечали!

Федин похолодел: еще скажет, что я замешан в этом деле. Самолично сжег! Никак не поймет, что мне это ни слева ни справа… 

Казалось, поговорили, как снова звонок и:

– Иван Михайлович, что-то мне кажется, он в понедельник не придет… Давайте его сегодня ко мне… И захватите отснятое дело… Мы с флэшки сбросим и восстановим... А Зайцев напишет: прошу не рассматривать жалобу… Дело восстановим, и я его спишу… 

«Волнуется».

Федин набрал номер Зайцева. 

После длинных гудков послышалось: «абонент не может ответить». 

Снова набрал.

Снова: «абонент…»

 На душе похолодело: «Не дай Бог наложил на себя руки! От такой несправедливости!» 

Уже собрался озадачить судью, как раздался звонок:

– Иван Михайлович, хорошо, что Вы направили меня домой. Я нашел дело. Я его унес вместе с моими бумагами…

– Ну, Леха!!! 

Федин не знал чему больше радоваться: что его клиент жив или что нашлось дело. 

– Нашел, так вези судье!

– Я хотел к Вам… 

– А зачем ко мне? К судье езжай!

– Нет. Только с Вами…

Через секунду набирал номер судьи:

– Григорий Мансурович! Вы Штирлиц! У Вас нюх, как у Шерлока Холмса! Дело у Лехи, – радостно кричал. – Я ему: «Вези судье»… 

Судья длинно-длинно выдыхал, а потом:

– Пусть везет…

– Просит: только со мной…

– Везите… Через сколько будете?

– Не знаю, как по мне, то минут через двадцать. А как подъедет…

– Я же говорил, что это он!.. Я же следователем работал!.. Прокурором!.. Каждого насквозь вижу!..

– А я ему поверил…

– Верить нельзя!! Я ему пригрозил: Посажу! И он спекся….

– Я, как наивная… – сгорал со стыда в свои шестьдесят лет Федин.

Следом позвонил покровитель из областного суда:

– Нашли дело…

– Где, в столе у судьи?

– Нет, мой клиент унес…

– Где ты только нашел такого…

– Да пришел, расплакался: менты навешали… Я должен извиниться перед Вами, что просил за такое мурло…

– А ты уверен, что он выкрал? 

– Нет…

– То-то… Ты разберись…

– Точно, я недавно в суде портфель забыл. Так мне вслед кричат: «Иван Михайлович, заберите…»

 6


Федин сел в «Ниву».

– Иван Михайлович, спасибо Вам. Иначе бы в понедельник без него пришел… А так дома полежал. Потом смотрю, на комоде пакет… Меня как током ударило… Чуть инфаркт не получил… Там мои бумаги и дело… 

Федину было обидно, что верил Зайцеву, что сходу стал его защищать, тогда как он, такой сякой, дело умыкнул! 

– Я теперь не знаю, что скажу судье. Ведь сказал, что отдал…

– Не знаю-не знаю…

– Я готов стать перед ним на колени…

– Становись…

Федин с Зайцевым снова сидели в холле. Федин почему-то уже и не думал о здоровье Зайцева. Признаков повторения криза не наблюдал, да и сам Леха не жаловался.

Снова ждали судью. 

Казалось, его надо было встречать на крыльце с оркестром. 

Такое событие: дело нашлось!

Как сказал охранник, Григорий Мансурович ушел в кафе перекусить.

Федин размышлял: «Как поступит судья? Заберет дело и заставит написать отказ от жалобы или назначит экспертизу и доведет всё до конца?»

 Ему не хотелось обрывать начатое полгода назад дело. Тем более, что замаячила победа:

Зайцев в тот злополучный день оставил машину у родительского дома и пошел помогать мужику на поминках  матери. Вернулся с поминок, к дому подъехали «гаишники», позвали его из дома. Он дыхнул и…. на него составили протокол за управление в нетрезвом виде. А он-то не управлял...

Федин вспомнил, сколько труда положил, чтобы судью убедить. 

Он доказывал:

– Григорий Мансурович! Там записаны понятые. Они должны быть очевидцами, как Зайцев при них был отстранен от управления машиной. Как дыхнул в трубку. То есть машина, которой он управлял, должна быть рядом. Но что говорят понятые? Они ехали на автобусе, их остановили гаишники. Это было в другом конце села, а не возле дома Зайцева. Рядом не было никакой машины, кроме гаишной. А гаишники написали, что Зайцев при понятых отстранен от управления… Вот Вам и подлог!

Судья как брыкался:

– Почему я должен не верить гаишникам…

А Федин:

– Да это же показатели их работы: сколько нарушителей поймали. Показатели трясут с них! Вы посмотрите, в протоколах даже место правонарушения другое написали…  

– Ладно, назначу экспертизу, – судья пристально смотрел на Зайцева: тот в майке сидел напротив. – Но учти, если ты клевещешь на гаишников, тебе несдобровать…

7


Вот снова своей размеренной походкой вошел в холл судья. Посмотрел на руки Зайцева и выхватил дело.

Федин и Зайцев следовали за служителем фемиды, как пришибленные. Молча зашли в кабинет. 

Судья нервно пролистал томик.

– Посмотри, всё цело? – сунул адвокату.

Федин мельком пролистал:

– Вроде всё…  

Судья смотрел на Зайцева. Теперь он был в его руках. С поличным.

Зайцев встал: 

– Я не знаю, как оказалось у меня. Теперь и я пьяница…

Федин понял: управлял пьяным.

– И вор…

Федин: умыкнул дело.

– Я прошу: простите…

Федину стало противно. 

«Еще на колени станет…»

Судья, который сам совершил глупость, что дал дело, должен благодарить. А он царьком восседал за столом.

– Ладно, прощаю… 

Федин взбодрился: «Неужели? Дело пойдет дальше… Экспертиза… И, гляди, Зайцев победит. Ему отменят лишение прав…»

Но судья:

– На, пиши отказ от рассмотрения жалобы, – сунул лист.

– Что писать? Что писать? – руки у Зайцева задрожали.

– Что больше не надо суда…

Федин мог вмешаться и сказать Зайцеву: что ты делаешь! Но тогда мог снова настропалить против себя судью.

Зайцев писал под диктовку судьи: «… мою жалобу не рассматривать… согласен с лишением прав управления…».

Фразу «я управлял в нетрезвом виде» писать напрочь отказался:

– Хоть режьте, не было такого…  

Федин мочал. Его душило. Перед судьей унижался водитель, а судья, потирал руки. Он мог теперь жалобу списать. И все труды адвоката Федина летели насмарку. 

 

Потом счастливый судья долго рассказывал, как был прокурором в одном из подмосковных районов; как защищал работяг; как отказался крышевать «казино», чем занимались другие прокуроры, которые потом оказались за решеткой; как перебрался в Воронеж. Такой ангелок. Но в деле Зайцева он выглядел коршуном. Федина злило: заподозрил в клевете на гаишников… А сам признался, что у прокуроров случается похлеще… 

У адвоката в этот день все болело, и он не мог понять почему: то ли от переживаний за  свою подмоченную репутацию, то ли от того, что «Нива» Лёхи полтора года простоит на приколе. А что с делом племянницы бывшего министра? 

Еще неделю-другую адвокат попрятался, и про него забыли.

 

© 2010-2017 «Палата адвокатов
Нижегородской области»
603005, г. Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Тел: (831) 433-16-22, 433-39-98
E-Mail: advpalatann@mail.ru
Администрирование сайта
Компания "АйТи Груп"